Автор Тема: "Кошелев В. М. Афганские записки офицера русской пехоты".  (Прочитано 14444 раз)

Admin

  • Администратор
  • Administrator
  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 578
  • Панов И.В.
    • Сайт ветеранов войны в Афганистане 101 мотострелкового полка
    • Email
В прошлом  году исполнился 25-ти летний юбилей творчества нашего однополчанина, бывшего пропагандиста 101 мсп, Владимира Кошелева.
Впервые на нашем сайте и в Интернете  были представлена для чтения  книги Владимира  "Штурм дворца Амина: версия военного разведчика"  и  роман в стихах "Петрович - супершпион из Одессы".
Мы продолжаем  знакомить Вас с творчеством Владимира Кошелева и предлагаем Вашему вниманию три главы "АФГАНСКИЕ ЗАПИСКИ ОФИЦЕРА РУССКОЙ ПЕХОТЫ" (мемуары в стихах с прозой и музыкой)

Об авторе:

 Кошелев Владимир Михайлович родился 9 декабря  1957 г. в семье лётчика-фронтовика. Окончил КлСВУ, Новосибирское ВВПОУ,  Московскую государственную юридическую академию, РАГС при Президенте РФ и  Литературный институт имени А.М. Горького. В 1984-1987 гг. проходил  службу в ДРА, в пехоте (пропагандист 101-го мотострелкового полка,  Герат) и спецназе (заместитель командира 411-го отдельного отряда  спецназа ГРУ Генштаба, Фарахруд). В 1993 г. участвовал в миротворческой  деятельности в Таджикистане. Награждён тремя боевыми орденами, полковник  запаса. Работал заведующим сектором и зампредом комитета в  Администрации Президента России. Был заместителем главы подмосковного  наукограда Юбилейный. Член Союза писателей России и Национального союза  писателей Украины. Автор 12 книг прозы и стихов, 2 музыкальных  альбомов.

Более подробно прочитать о творчестве В.Кошелева можно на сайте "Автомат и гитара", на нашем сайте полка в разделе "Творчество" и "Песни"

От автора:
 Дорогие однополчане!  Пользуясь возможностью, представляю Вашему вниманию мемуары в стихах о службе в Афганистане и 101 полку. В произведении Вы встретите знакомые фамилии сослуживцев,  описание полка, города Герата и происходивших событий.
Буду рад отзывам, замечаниям и советам. Мне очень важно мнение однополчан.
 Адрес для связи - e-mail: koshelev101@rambler.ru 
Владимир Кошелев.


АФГАНСКИЕ ЗАПИСКИ
ОФИЦЕРА РУССКОЙ ПЕХОТЫ
(мемуары в стихах с прозой и музыкой)

Вместо пролога
Вводная часть
Размышления о долге воинском… интернациональном?
1984: Одесса, Штаб ОдВО. Чабанка-Ташкент-Кабул-Герат
Северо-запад Афганистана (ДРА, 1984 г.): Герат, «сто первый пьяный»
 

ВМЕСТО ПРОЛОГА


Афган во мне

И проступившей на погонах солью,
И криком, искривившим рот…
Афган во мне живёт вчерашней болью
И болью нынешней живёт.

Он для меня – сомненье, отреченье,
Тревожный невозможный сон,
Пророчество, прозренье, очищенье,
Последний крик, предсмертный стон.

Афган во мне – бой с рассечённой бровью,
Без права на победу бой.
Он для меня распятою любовью,
Грехом, забвеньем, слепотой.

Афган во мне четвёртым измереньем
Поступков, жизней, бытия.
Афган во мне наивным поколеньем –
Мой прокурор и мой судья.

Он для меня – прицелов перекрестье,
В чужой стране чужой раздор.
Афган во мне – беда, а не бесчестье,
Не слава мне и не позор.

И на кладбищенской уснув постели,
Мне быть под этим же крестом:
Афган во мне, в душе моей и теле
Осколком, горечью, стихом.

1988-1989 гг.

ВВОДНАЯ  ЧАСТЬ

I
Вижу в памяти нередко,
Как в афганской стороне
В штат меня взяла разведка,
И пехота снится мне.
«Коль об этом помнить смею,
Может, эту одиссею
Выйдет как-то описать,
Занеся её в тетрадь?» –
Думу думал вечерами.
Наважденье, что недуг,
Приглушить помог нетбук,
Хоть казалось временами,
Мол, гусиным-то пером
Накатал давно бы том.
 
II
Но в эпоху технологий
Современных, мать яти,
Мне перо – предмет убогий –
Для писанья не найти.
Три пера найти несложно:
С этим делом осторожно
Надо нынче быть вдвойне –
Демократия в стране.
Не по этой ли причине
Нет в наличии чернил?
Всю Москву исколесил,
Чтоб сыскался в магазине
Тот и этот артефакт:
Ни чернил, ни перьев – факт!

III
И тогда махнув рукою
На всю эту дребедень,
Был совсем лишён покою:
Тёмной ночью, в ясный день
Всё бродил по Интернету,
Где за чистую монету
Выдают, ядрёна вошь,
Откровеннейшую ложь.
Про Афган читал немало –
«Мёд и пиво по устам»
С клеветою пополам.
Раньше тоже так бывало:
За лохо`в держали нас
«Правда», «Труд», «Известья», ТАСС.

IV
Постсоветская эпоха...
Почитай, аж двадцать лет
Нас имели вновь за лохов,
Объявив приоритет
На свободу мнений, гласность.
Но пришла единогласность,
Мол, в согласии нужда.
Дальше стало, «как всегда» –
Типа как бы влево, вправо
Даже думать не моги.
А пойдёшь не с той ноги,
Так не скажешь, чтоб расправа,
Но без масла бутерброд,
«Перекроют кислород».

V
В прессе с темою Афгана
Поначалу сплошь «Ура!»
А потом, нагнав тумана,
Порешили, мол, пора
Выводить на чисту воду
Прежних лидеров. По ходу
Оплевали тех зазря,
Кто в бою кричал: «Уря!»
Эволюция в сознанье
Вновь затем произошла:
Это новая метла
СМИ нарезала заданье –
Данный выше силлогизм
Обратить в патриотизм.

VI
Вот с того решил однажды,
Повернувши время вспять,
Безбоязненно, безбражно
Мемуары накропать.
Ну а, как ещё, ребята,
Если есть ума палата,
Коли надобно от скук
Разукрасить свой досуг;
Если сны, как наважденье,
Раны старые зудят,
Будоражат и знобят,
Пробуждая тень сомненья:
«Что там сталось на войне
Или всё приснилось мне?»

VII
В той эпохе незабвенной
Пригодился мой талант:
С детских лет мундир военный
Я носил как истый франт.
Был суворовцем, курсантом
И гвардейским лейтенантом
Послужить пришлось вполне
И в Одессе, и стране.
Полк стоял на Парашютной
У Горбатого моста.
Здесь, как с чистого листа,
Начал с должности дебютной1
Офицерский первый год,
Ну и далее – вперёд.

VIII
Под Одессой был танкистом –
Батальонный замполит2,
Не скрываю – коммунистом
(Верю, это Бог простит,
Коль страну хранил). При этом
Не расстался с партбилетом
В перестроечный аврал –
Не сжигал, не продавал.
Но иллюзии все разом
Я оставил, и с небес
Для меня КПСС
Снизошла своим отказом
За державу порадеть –
Не вступал в партийки впредь.

IX
Сам женился лишь старлеем
На блондинке роковой.
Брак – всегда как лотерея,
Но она была женой
Верной, скромной, добродушной.
Мы семьёю жили дружной.
Развелись, увы, поздней.
Что сказал бы нынче ей? –
Быть счастливой пожелаю!
Коль пошло всё кувырком,
В том виновные вдвоём –
Так сегодня понимаю,
А тогда, где взять мозги
От афганской злой тоски?

X
Это после приключилось –
Штамп, разводная печать:
Да Судьба за что-то милость
Не явила – кабы знать...
Ладно, что теперь об этом?
Видно, потчевать сюжетом
Дальше надо про Афган,
Для чего составим план.
Впрочем, данную методу –
На <хрена...> такое нам? –
Я пошлю ко всем чертям,
Чтоб поздней в горячке слёту
Не поставили виной:
«Строй излишне уставно`й!»

XI
Потому пойдёт, коллеги,
По наитию рассказ:
Это в кои-то, <блин...>, веки
Чередою умных фраз
Офицер пехоты русской
Вас потешит – не закуской
И не водкой, не вином.
Заумь – первый шаг в дурдом.
Ладно, ладно, что об этом? –
Разберёмся как-нибудь:
Нам начать бы только путь
По ухабам и кюветам
В череду былых времён,
Вспомнив давешний жаргон.

XII
По колдобинам и кочкам
Я привык идти в поход.
Мысли выпишу рядочком
И: «Кругом, бегом вперёд!»
Только надобно вначале
Уточнить чуток детали,
Без чего в пучину лет
Погружаться – смысла нет.
Намекнул вам о жаргоне
(Сленге, фене и арго).
Дополнение того –
Отвергая «мат в законе»,
Эвфемизмы впишем тут:
Нам не надо пересуд.

XIII
Пусть вовсю «свобода слова»
Декларацией звенит,
Но, по мне, так стопудово –
Это просто люди стыд
Позабыть решили ныне,
Коли в книжной писанине
Перешли на матюги:
Нам такое не с руки.
Но позвольте стиль пехотный
Я возьму за образец,
А иначе, <блин, пипец...>:
Невозможно разговорный
Вам представить огород
Иль, точнее, обиход.
 
XIV
Коль формат документальный
Для творения избрал,
Между строф официальный
Размещу материал.
Не ищите здесь подвохи:
Он – свидетельство эпохи,
Тех, ушедших в Лету лет,
Рассекреченный секрет.
В дополнение чужие
Мненья встанут между строф,
Хоть полезней принять штоф,
Чем книжонки-то иные
Даже просто в руки брать –
Глупость, ложь, <ядрёна...> мать!

XV
Между тем излишне строго
Что ругать других творцов?
Их теперь довольно много
Появилось из ларцов:
Всё равно не хватит желчи,
Щелкопёры стали мельче,
Хоть сейчас они – чины,
Да не видели войны.
Кто из них со взводом, ротой
Мерил горный перевал
Или в разведке вшей считал,
Иль в атаки шёл с пехотой? –
Ясно – малое число,
Не сужу, что повезло.

XVI
Но с моралью гниловатой
В души к людям не <хрен...> лезть:
Покажу иной цитатой –
«Why is» ху... в писаках есть.
Кто кем был, понятно сразу
По роману, по рассказу,
Я для них – не кум, не сват,
А особый экспонат:
Был-то младшим офицером
На высоких должностя`х,
Но гонял меня Аллах
Рядовым легионером
Иль почти что рядовым.
Слава Богу, вроде жив!

XVII
С биографией окопной
В литераторы пришёл,
Впрочем, с правдой неудобной,
Всё пишу порою в стол
И сейчас не дам ответа,
Выйдет ли творенье это.
Но оставим тему ту,
Подведя под ней черту.
...В текст ещё поставлю песни
И стихи минувших дней.
Мемуары – не музей,
Но, по-моему, хоть тресни,
Надо вставить меж страниц
Переписку частных лиц. 

XVIII
Чтоб отдельные проблемы
Досконально осветить,
Будут графики и схемы,
Примечаний умных нить.
Дабы вы не ошалели
На пути к известной цели,
Встанет сносок череда –
Всё понятно без труда.
Ну а с терминами тоже
Без истерик по чуть-чуть
Разберётесь как-нибудь.
...Поясненьями, похоже,
Речь слагая битый час,
Притомил изрядно вас.

XIX
Так на том, пожалуй, братцы,
Завершаю инструктаж.
Но хочу ещё признаться:
Сам, как главный персонаж,
Не привык являться в книгах,
Там участвуя в интригах,
В череде психиатрий,
Как их бишь? – перипетий.
Но отчасти журналисты
И писатели порой
Путь мой славный боевой
Отследили, как чекисты,
Потому проставлю тут,
Что они об этом врут.

XX
Гнать напраслину не буду,
А иначе – быть беде:
Выйдешь запросто в Иуду,
Горбачёва и т.д.
Врут почти всегда со страха,
Коль маячат дыба, плаха,
Ну а мне-то всё равно:
Отбоялся так давно. 
Всё! Пора, пора в дорогу,
Перед нами дальний путь:
В зад теперь не повернуть,
Продвигаясь к эпилогу.
Вводной части наконец
Прямо тут настал <абзац...>.

Примечания к вводной части:

1 В 1973-1975 гг. учился в Калининском суворовском военном училище, в 1975-1979 гг. в Новосибирском высшем военно-политическом общевойсковом училище, которое окончил с «красным дипломом». В 1979-1982 гг. был секретарём комитета ВЛКСМ 86-го гвардейского мотострелкового полка (в/ч 47898) 28-й гв. мсд, должностная категория (выборная должность) – «капитан». ППД – 62-й военный городок в Одессе (район Ближних Мельниц), пересечение улиц Малиновского и Парашютной. Полк был сокращённого состава на бронетранспортёрах БТР-60ПБ, после 1980 г. – БТР-70. Денежное довольствие лейтенанта командира взвода того времени составляло 250 рублей (на 30 рублей повышено в 1979 г.): 120 руб. – за звание, 130 руб. – по должности. Через два года начинали идти надбавки за выслугу лет. В гвардейских частях некоторое время после войны сохранялась особая надбавка (пять рублей!) за боевые заслуги полка, бригады, дивизии. Комсорг полка получал на пять рублей больше комвзвода, командир роты – на десять. Для сравнения: гражданский молодой специалист (инженер, учитель, врач) зарабатывал тогда порядка 90-120 рублей. Штатные (освобождённые) комсомольские работники в армии оклад за воинское звание получали от МО СССР, за должность – от ЦК ВЛКСМ за счёт членских взносов. По штатам военного времени освобождённые (штатные) секретари бюро ВЛКСМ также имелись в трёх мсб, тб и адн полка, должностная категория – «старший лейтенант». Кандидаты для избрания состояли в списках приписного (по военному времени) состава части.     
2 В 1982-1984 гг. проходил службу в качестве заместителя командира 2-го танкового батальона 357-го тп 28-й гв. мсд по политчасти, должностная категория – «майор». ППД – пгт. Черноморское (ранее – п. Чабанка, позднее – пгт. Черноморское) Коминтерновского района Одесской области. 357-й тп был полком развёрнутого штата. На вооружении до 1983 г. стояли танки Т-55 (экипаж – четыре человека), после – Т-64Б1 (экипаж – три человека) производства Харьковского завода имени В. Малышева.


РАЗМЫШЛЕНИЯ О ДОЛГЕ ВОИНСКОМ…
ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМ?
(Глава первая)

I
Со свечою в русском храме
Скорбно каюсь в тишину,
Вспоминая временами
Про афганскую войну.
Та военная дорога
Началась без веры в Бога,
Но, познав кромешный ад,
Мыслить стал на новый лад:
Видел властный дух ислама
В басурманской той земле,
Где блуждали мы во мгле.
...Свет отеческого храма
До меня донёс Афган:
Там развеялся туман.

II
Став гяуром при Аллахе,
Воевал (об этом сказ),
Был в Герате и Фарахе:
Там – пехота, тут – спецназ.
Прослужил два трудных года
(Плюс два месяца – для счёта
Так, наверное, точней)
В списках этих двух частей*.
Но об этом не жалею,
Хоть, по правде говоря,
Полагаю, глупо, зря
Славить общую затею:
Не права была Москва,
В бой отправивши ОКСВА**.

* Войсковая часть полевая почта 51937, в/ч пп 415271.
** Ограниченный контингент советских войск в Афганистане. О-Ка-эС-Вэ-А – норма, ОКВСА (по произношению) – обиход.

К сведению читателя
Из сообщения
Комитета Верховного Совета СССР по международным делам
«О политической оценке решения о вводе советских войск в Афганистан»*
Решение о вводе войск было принято в нарушение Конституции СССР (положение статьи 73, пункт 8) , согласно которой... «вопросы мира и войны, защита суверенитета, охрана государственных границ и территории СССР, организация обороны, руководство Вооружёнными Силами СССР» подлежат ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов государственной власти и управления.
В этом контексте сообщаем, что Верховный Совет СССР и его Президиум вопрос о вводе войск в Афганистан не рассматривали. Решение было принято узким кругом лиц. Как установил Комитет по международным делам, Политбюро даже не собиралось в полном составе для обсуждения этого вопроса и принятия по нему решения.
25 декабря 1989 г.
* Правда. 1989. 25 декабря.

III
С точки зрения юриста,
Нарушенье свода норм.
С точки зрения танкиста,
Коль дана команда «Шторм»2,
Значит, нет ясней задачи –
Двигай с первой передачи
На назначенный рубеж
Да ещё снарядом врежь,
Поработай пулемётом
По Отечества врагам,
Низвергая оных в хлам.
А другим каким расчётом
Бошку не <хрен...> загружать:
Грохнут вмиг, <ядрёна...> мать!

IV
Да в походе для солдата
Не до этих пересуд –
Бой гремит, а мармелада
Тут совсем не выдают.
В череде лихих моментов
Не до всяких аргументов
«За» иль «против», чтоб войска,
Выйдя на рубеж броска,
Дальше ринулись в столицу
Сопредельной стороны:
«Коль приказы отданы`,
Топай, воин, за границу
Иль военный трибунал
Поведёт базар-вокзал!»
 
V
Речь идёт о вводе*, братцы,
Наших войск в Афганистан.
Стоит с фактами считаться:
Это был не лучший план,
Чтоб советские проблемы,
В рамках данной теоремы
Разрешив, с повестки снять –
Слишком длинной вышла рать,
И цена была большою.
Я, конечно, не стратег,
Но недлительный набег
Стал бы меньшею бедою –
Разумею так о том
Задним, так сказать, умом.

* 25 декабря 1979 г.

VI
Сам когда пошёл на сечу*,
Мысль о долге, чести жгла.
В дополнение замечу,
Не печаловал чела,
Потому как документы
(В тексте – факты и акценты
Точек зренья) не читал:
С этим был тогда провал,
Коль под грифом «СОВСЕКРЕТНО»
Всё лежало под замком.
А открылось лишь потом
И пошло гулять памфлетно
По страницам ряда книг
Основаньем для интриг.

* Декабрь 1984 г.

VII
Впрочем, если бы в то время
Знал подробно обо всём,
Всё равно солдата бремя
Нёс по чести под огнём.
И душманов, также точно,
Рвал по полной не заочно,
А реально бы мочил
Не количеством чернил,
Изведённым на бумагу,
Свой паля боезапас
Под «неправильный приказ»
И не брезгуя отвагу
Предъявить врагу в бою –
Как за Родину свою.
К сведению читателя
Из «Памятки советскому воину-интернационалисту»*
Воин СА! Родина поручила тебе высокую и почётную миссию – ока-зать интернациональную помощь народу дружественного Афганистана.
В апреле 1978 г. здесь свершилась народно-демократическая, антифеодальная, антиимпериалистическая революция. Народ взял судьбу в свои руки, встал на путь независимости и свободы. Как и всегда бывало в истории, силы реакции ополчились против революции. Народ Афганистана сам бы справился с ними. Однако с первых же дней революции он столкнулся с внешней агрессией, с грубым вмешательством извне в свои внутренние дела.
Тысячи мятежников, вооружённых и обученных за рубежом, целые вооружённые формирования перебрасываются на территорию ДРА. Импе-риализм вместе со своими пособниками продолжает необъявленную войну против революционного Афганистана.
Помочь отразить эту агрессию – такова боевая задача, с которой правительство направило тебя на территорию ДРА. Чтобы как можно лучше выполнить свой воинский долг, ты должен не только постоянно совершенствовать свою боевую выучку, но и хорошо знать страну, в которой ты находишься, уважать её народ, его традиции и обычаи.
1984 г.
* Из архива автора.

VIII
Донести как правду можно
До теперешних юнцов?..
Тут не врежешь односложно,
Коли речь не для глупцов.
Так за что мы воевали –
За деньгу иль за медали,
Может быть, за ордена,
Что навесила страна? –
Знайте, тщетная потуга
Смысл постичь, считая так:
В откровениях атак
Мы сражались друг за друга –
Это главный был мотив
Без приказов, директив.

IX
Крепче дружбу не отыщешь,
Чем бывала на войне:
Под огнём-то люди чище,
Чем в безбрежной тишине.
Возвышает близость Смерти,
Есть сомнения? – проверьте
Сами этот странный факт.
Пусть пока в боях антракт,
Но ведь это ненадолго:
Да, увы, наверняка,
Мир пришёл не на века.
Чувство локтя, чувство долга
В нас взрастил Афганистан –
Компас наш и талисман.

X
Нет, ребята, не получка
И не чековый оклад*,
Не наград различных кучка
Привлекали в здешний ад.
Был приказ?.. – оно понятно.
Но почти невероятно
Принять вам, что без вины
Шли мы в бой за честь страны,
Чтоб помочь простому люду
В той афганской стороне.
Гибли в жертвенном огне,
Почитая за Иуду
Тех, кто шкурный интерес
С общим делом вёл вразрез.

* Чеки Внешпосылбанка СССР выдавались с качестве денежного довольст-вия личному составу ОКСВА, советникам платили местной валютой.

К сведению читателя
Из интервью с автором книги «Афганцы»,
бывшим послом Великобритании в СССР и РФ (1988-1992 гг.),
кадровым разведчиком сэром Родриком Брейтвейтом*
Открытий было много... Я был в Афганистане. И задавал там вопрос: когда вам лучше жилось – сейчас или при русских? Интересно, что все аф-ганцы даже саму постановку вопроса считали глупой. Каждый из них отве-чал: “Конечно, лучше было при русских”. Так говорили все. Они объясняли, что тогда была работа, а сейчас ее нет. Тогда было электричество, а сейчас его нет. Тогда было более или менее спокойно в Кабуле, а сейчас уже нет...
Еще неожиданным было то, что и многие ваши ветераны вспоминают Афганистан не то чтобы с любовью, но с какой-то теплотой. И они всегда с уважением говорят об афганцах. И с пониманием. Какая-то правда в этом есть. Это меня очень заинтересовало. Меня также очень удивили стенограммы дискуссий по Афганистану, которые велись в Политбюро.
2011 г.
* http://rsva.ru/NEWS/50010023/270000691

XI
Размышляю об Афгане
Тоже часто с теплотой
Нет, конечно, не по пьяне,
Не в бреду – само собой.
Та военная страница 
Мне – не повод, чтоб кичиться:
Те далёкие края –
Это молодость моя.
Свойство памяти такое:
Всё хорошее извне
Мозг фиксирует вдвойне,
Ну а всякое худое –
Это в дальний закуток,
Если выучен урок.
 
XII
Впрочем, кто-то по-другому
Вспоминает про Афган:
Восприятию иному
Чёрно-белый дан экран.
Мне же дал за основное
Зренье в прошлое цветное,
Больше в розовых тонах –
Дело ясное – Аллах.
Не в претензиях за это,
А скорей – наоборот:
Видно, всё же Дон Кихот,
Коли вовсе не навета,
А иллюзий, миража
Жаждет автора душа.

XIII
Смерть с косой ходила рядом,
Да мину`л меня покос:
Может, Жизнь с Косою ладом
Порешили тот вопрос
Иль была неразбериха
Мне подмогой?.. Впрочем, лиха
Довелось сполна хлебнуть,
Одолев кровавый путь.
Кровь – надёжная основа
Славы воинской лихой.
С нею истинный герой,
Не пройдоха – стопудово:
Всякий должен офицер
Подавать в бою пример.

XIV
Да! Гордиться кровью можно –
Вражьей кровью и своей –
Каждый день, но осторожно
Без особых кренделей.
Нам Афган дал эту гордость
И открытость, и упёртость
До остатка дней земных,
Дав сполна под самый дых.
Вам, наверно, непонятно,
Почему войну добром
Поминаю и притом
Говорю вдогон стократно,
Что Афган мне не чужой? –
Прикипел к нему душой!

XV
Знаю, что противоречу
Сам себе. При этом всём
В дополнение замечу,
Что афганский тот излом,
Хоть ломал, коверкал судьбы,
Но иной навряд ли путь бы
Я избрал себе тогда,
Потому пошёл туда,
Где стрельба, пустыни, горы,
Честь в особенной цене,
Доблесть надобна вдвойне.
И оставьте разговоры,
Мол, резонов никаких
В злобных буднях боевых.

XVI
Да была в те дни идея,
Призывавшая: «Вперёд!»
И могла тогда Расея
Изменять историй ход.
И совсем не за долла`ры
В бой водили комиссары
Батальоны и полки.
И советские стрелки
Вовсе не из чувства страха
За рекой Амударьёй
Той отчаянной порой
Беспокоили Аллаха,
Мол, позволь-ка свой редут
Мы пока поставим тут.

XVII
Что тогда нам объяснили
После ввода войск в Афган?
Мол, Союз у нас при силе
Да ещё имеет план,
Чтоб, начав по алфавиту3,
Дать друзьям своим защиту,
Будто в этой стороне
Есть агрессия извне.
И согласно договору –
«Договоры чтит Москва!» –
Храбрый, доблестный ОКСВА
Усмирит всю вражью свору
Без особого труда,
Коли в этом есть нужда.
К сведению читателя
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
ОСОБАЯ ПАПКА
Из выписки по протоколу № 177 заседания Политбюро ЦК КПСС
 «О наших шагах в связи с развитием обстановки вокруг Афганистана»
Утвердить предложения о пропагандистском обеспечении нашей акции в отношении Афганистана (приложение № 6).
Секретарь ЦК Л. Брежнев
«О пропагандистском обеспечении нашей акции в отношении Афганистана»
При освещении в нашей пропагандистской работе – в печати, по телевидению, по радио предпринятой СССР по просьбе руководства ДРА акции помощи в отношении внешней агрессии руководствоваться следую-щим:
1. Во всей пропагандистской работе исходить из положений, содержащихся в обращении афганского руководства к Советскому Союзу с просьбой военной помощи и из сообщений ТАСС на этот счёт.
2. В качестве главного тезиса выделять, что осуществлённое по просьбе афганского руководства направление в Афганистан ограниченных советских воинских контингентов служит одной цели – оказанию народу и правительству Афганистана помощи и содействия в борьбе против внешней агрессии. Никаких других целей эта советская акция не преследует.
3. Подчёркивать, что в результате актов внешней агрессии, нарастающего вмешательства извне во внутренние афганские дела возникла угроза для завоеваний Апрельской революции, для суверенитета и независимости нового Афганистана. В этих условиях Советский Союз, к которому руководство ДРА за последние два года неоднократно обращалось с просьбой о помощи в отражении агрессии, откликнулся положительно на эту просьбу, руководствуясь, в частности, духом и буквой советско-афганского Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве.
4. Просьба правительства Афганистана и удовлетворение этой просьбы Советским Союзом – это исключительно дело двух суверенных государств – СССР и ДРА, которые сами регулируют свои взаимоотношения. Им, как и любому государству – члену ООН, принадлежит право на индивидуальную и коллективную самооборону, что предусматривается статьёй 51 Устава ООН. 
 27 декабря 1979 г.
XVIII
Нам – не триппер, не ангина
За границу слать войска.
Но зачем тогда Амина,
Что премьер, генсек ЦК,
Наши грохнули попутно,
Почитай, почти прилюдно?
Поначалу речь была,
Мол, в НДПА* дела
Есть свои, а также счёты.
Мы не лезем к ним туда:
Разберутся – ерунда.
И такие слали ноты –
Сущий бред, белиберду –
Текст, позвольте, приведу...

* НДПА – Народно-демократической партии Афганистана.

К сведению читателя
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
ОСОБАЯ ПАПКА
Из выписки по протоколу заседания Политбюро ЦК КПСС
 «Об ответе на обращение президента США Дж. Картера»
Утвердить проект ответа т. Брежнева Л. И. (прилагается).
Секретарь ЦК Л. Брежнев
К П 220 протоколу №177
Уважаемый господин президент!
Совершенно неприемлемым и не отвечающим действительности является и содержащееся в Вашем послании утверждение, будто Советский Союз что-то предпринял для свержения правительства Афганистана. Должен со всей ответственностью подчеркнуть, что изменения в афганском руководстве произведены самими афганцами, и только ими. Спросите об этом у афганского правительства <...>. Должен далее ясно заявить, что советские воинские контингенты не предпринимали никаких военных действий против афганской стороны и мы, разумеется, не намерены предпринимать их.
29 декабря 1979 г.
 «СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
ОСОБАЯ ПАПКА
Из приложения № 6
к протоколу № 177 заседания Политбюро ЦК КПСС
«О пропагандистском обеспечении нашей акции в отношении Афганистана»
5. При освещении изменений в руководстве Афганистана подчёрки-вать, что это является внутренним делом афганского народа, исходить из заявлений, опубликованных Революционным Советом Афганистана, из выступлений Председателя РСА Кармаля Бабрака.
6. Давать твёрдый и аргументированный отпор любым возможным инсинуациям насчёт являющегося якобы советского вмешательства во внутренние афганские дела. Подчёркивать, что СССР не имел и не имеет никакого отношения к изменениям в руководстве Афганистана <...>.
27 декабря 1979 г.
XIX
Впрочем, было разъясненье,
Кто такой Амин – злодей!
Мол-де, Марксово ученье,
Смыслы ленинских идей
Извратил. Позднее дерзко
Не туда направил резко
Революции шаги
Всем советам вопреки,
Что с Москвы ему давали.
Значит, вывод очень прост:
«Заслужил подлец погост!
Ни к чему о нём печали,
Сантименты ни к чему». –
Мочканули как Му-Му.

XX
Полуправдой той кормили
Только самых важных птиц,
Остальным в кондовом стиле
Тьма давалась небылиц.
Но тогда, как пионеры,
Мы иной не знали веры
Кроме Ленина идей,
Тот, кто против – лиходей!
Страхом здесь не всё, ребята,
Растолкуешь, объяснишь.
И не всякий был бесстыж
Член ЦК партаппарата.
Мы в Афган шли на войну
С верой в партию, страну.
К сведению читателя
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
ОСОБАЯ ПАПКА
Из записки в ЦК КПСС
«К событиям в Афганистане 27-28 декабря 1979 г.»
На волне патриотических настроений, охвативших довольно широ-кие массы афганского населения в связи с вводом советских войск, осуществлённым в строгом соответствии с положениями советско-афганского договора 1978 г., оппозиционные Х. Амину силы в ночь с 27 на 28 декабря с.г. организовали вооружённое выступление, которое завершилось свержением режима Х. Амина. Это выступление получило широкую поддержку со стороны трудящихся масс, интеллигенции, значительной части афганской армии, госаппарата, которые приветствовали создание нового руководства ДРА и НДПА.
Широкие народные массы с нескрываемой радостью встретили сооб-щение о свержении режима Х. Амина и выражают свою готовность поддержать объявленную программу нового правительства. Командование всех основных соединений и частей афганской армии уже заявило о поддержке нового руководства партии и правительства ДРА. Отношение к советским военнослужащим и специалистам продолжает оставаться в целом доброжелательным. Обстановка в стране нормализуется.
Ю. Андропов, А. Громыко, Д. Устинов, Б. Пономарёв
31 декабря 1979 г., № 2519-А
XXI
Вот какие постулаты
Нам внушались той порой:
Не на то нужны солдаты,
Чтоб в сомненьях топать в бой.
Должен быть советский воин,
Что силён и ладно скроен,
Убеждённым завсегда
В том, что горе – не беда.
Что правительство худое
Не замыслит, не начнёт,
Потому, идя в поход,
Всяк солдат считал, святое,
Дело правое за ним –
Восклицанья знак за сим!

XXII
Но об этом односложно
Не хотел бы говорить:
Так довольно скоро можно
Как бы в судьи угодить
Или выйти в прокуроры,
Иль худые приговоры
Взяться тупо исполнять –
Ни за что, <ядрёна...> мать!
Сам, хоть стал потом юристом,
Но не лез в начальство тут,
Потому как не поймут:
Лучше рассуждать на чистом –
На пехотном языке,
Не скрывая, что в башке. 

XXIII
Речь, наверно, дальше надо
Поконкретней про Афган,
А иначе вся баллада
Превратится в балаган.
Впрочем, смею для начала
Рассказать, хотя бы мало,
Про отъезд. Чего сказать? –
Лучше б этого не знать!
Распрощался я с женою
И друзьями по полку*,
Что стоял на берегу
Моря Чёрного. Не скрою,
Погрустили по чуть-чуть:
На войну стелился путь.

* Речь о 357-ом танковом полку 28-й гв. мсд.

XXIV
Но с трибун-то голосили:
«Это как бы не война:
Все враги давно в могиле,
Там повсюду тишина!»
Мол, теперь уже в Афгане
Не бузят магометане:
«Никакой там не джихад –
В коммунизм они спешат!»
Телевиденье, газеты
Речь вели, как мирный труд
Здесь ведёт афганский люд,
Как заботливо Советы
Строят школы, детсады,
Не беря за это мзды.
К сведению читателя
«ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ»
ОСОБАЯ ПАПКА 
Документ СМ СССР:
Уважаемый Михаил Сергеевич!
Направляю Вам данные Госплана СССР о наших материальных затратах в Афганистане, в том числе об уровне среднесуточных затрат.
Председатель Совета Министров СССР
                                             Н. Рыжков
8 января 1988 г.
№ 92-оп (2 л.)
СПРАВКА
о расходах СССР в Афганистане
Общие финансовые затраты (млн. руб.):
1984 г. – 1578,5
1985 г. – 2623,8
1986 г. – 3650,4
1987 г. – 5374,0
Из них:
I. Военная помощь (млн. руб.), включая содержание и обеспечение
СА и армии ДРА, расходы МВД и КГБ СССР:
1984 г. – 1578,5
1985 г. – 2623,8
1986 г. – 3197,4
 1987 г. – 4116,0.
XXV
Ложь ходила вместе с прессой
Про советский странный долг.
А в Чабанке, под Одессой,
Где стоял танкистов полк,
Говорили: «Муж в Афгане,
Значит баба вся в “Монтане”» –
То есть фирменный прикид.
Вариантом – инвалид. 
Вариантом – панихида,
Речи, слёзы да салют –
Знамо дело – коль убьют
«За рекою»* индивида,
Долг отдавшего стране.
«То иль то, иль это мне?»

* Или «за речкой» Амударьёй – в Афганистане (обиход).
К сведению читателя
ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
Из закрытого письма ЦК КПСС по Афганистану
Между тем война в Афганистане продолжалась, и наши войска оказались вовлечёнными в широкие боевые действия. Сложилась ситуация, выход из которой с течением времени становился всё более трудным. А боевые действия – это боевые действия. Наши потери убитыми и ранеными – и ЦК КПСС не считает вправе это скрывать – росли, приобретали всё более тяжёлый характер. Всего мы потеряли в Афганистане к началу мая 1988 года 13 310 человек убитыми; 35 478 советских солдат и офицеров были ранены, многие из них стали инвалидами; 311 человек пропали без вести. А недаром говорят, что каждый человек – это особый мир и со смертью человека этот мир исчезает навсегда. Тяжка, невосполнима поэтому потеря каждого, тяжка и священна, коль он пал, выполняя свой долг. Афганские потери, естественно, были намного больше, в том числе и среди мирного населения…
10 мая 1988 г.
XXVI
Городок дивизионный*
В том иллюзий не держал,
Коль случалось, похоронный
Марш вовсю напоминал
О войне той незаметной,
Почитай, войне секретной,
«Необъявленной войне»;
То ль о долге, то ль вине,
Что оброком возложили
На военных той порой,
Мол, извольте на убой.
«Но не всякому в могиле
Преждевременно лежать.
Смерть – не мне, <ядрёна...> мать! »

* 28-й гвардейской мотострелковой Харьковской дважды Краснознамённой дивизии.

XXVII
Где-то так, друзья, в то время
Автор тоже рассуждал.
Молодое спросит племя:
«На кой <ляд...> такой финал?
Может, лучше уклониться:
Там нерусская землица,
Басурманская страна,
Жуть нелепая война? –
Вон вовсю летают пули,
Мины громко голосят,
Гробя множество солдат
В Кандагаре и Кабуле,
Режут в Хосте и Газни
Всех советских на ремни».

XXVIII
Не рискну двумя словами
Выдать истинный расклад,
Вряд ли стану понят вами
И с обилием тирад.
Но при этом надо как-то
Подчеркнуть правдивость факта:
Был тогда патриотизм,
Не в цене был прагматизм.
Ваше племя откосантов
Не поймёт, наверно, нас:
Что поделаешь? – сейчас
Есть избыток симулянтов,
<Хитро-мудростью...> больных,
И талантливых блатных.

XXIX
Это нынче вне сомнений
Купят в рай... военбилет,
Ведь известных угрызений
У мальцов ни капли нет,
Коль со справкою дебила
И в Госдуме, можно, мило
За баблосы заседать –
Разве вру, <ядрёна...> мать?
Но теперь и офицеры
Стали с этаким брачком:
От войнушки – всё бочком.
Прежде данные примеры –
Нонсенс, редкость, потому
Как-то выдал одному...

члену Союза писателей России, засраку*,
настоящему полковнику

Не лучший зависти пример,
Коль бедолагу душит жаба:
Не воевавший офицер –
Чуть-чуть беременная баба.

* Заслуженный работник РФ (сокращ.).

XXX
Кстати, ксивы для залётных
С белокаменной Москвы
«О правах особо льготных»
Наклепами. Той братвы
Там полно перебывало
По два дня – ужо немало! –
Под кондёрами в тени,
Но на Смертушку – «Ни-ни!»
Так число героев драки
Увеличилось зело.
Нам при этом повезло:
Не нужны в бою зеваки –
С ними горюшка хлебнёшь,
Мать их <так, ядрёна вошь...>!
 
XXXI
Нынче выглядит крамольно,
Но признаюсь: без шумих
Сам поехал добровольно,
Чтоб за спинами других
Не сидеть в обозе тихо,
Не приманивая лиха,
Коль друзья ушли в Афган:
Да бывал по службе рьян;
Верил в то, что стал отменным
В деле воинском спецом
И при этом удальцом –
Профи жуть первостепенным.
Бой желая испытать,
Я умчал на эту рать.
 
XXXII
Впрочем, штат дивизионный
Тасовался завсегда,
Жизни пульс неугомонный
Всё равно б занёс туда,
Где коричневые горы,
Где пустыни, а разборы
Шли сильнее и сильней,
Метко целясь в апогей.
«Раньше сядешь, выйдешь раньше», –
Говорят сидельцы зон.
И с Афганом свой закон:
«Добровольно – при карт-бланше,
Выбор более худой,
Если тянут на убой».

XXXIII
«Не напрашивайся в драку,
Но от драки не беги», –
Сочинили эту враку
Нет, ребята, не враги –
ЧМО* не храброго десятка
Написало больно гладко
Алогизмы пышных фраз
В оправданье – на отмаз. 
Было тех господ немного
(Говорил об этом чуть),
Палкой бы <лгунишек...> вздуть,
Да судить не станем строго,
Если данные орлы
Также тихи и милы.

* Части материального обеспечения (воен,, сокращ.); чрезвычайно мощная организация – вариант толкования.

XXXIV
Ну, а коли рвут на пузе
Кучу тельников, рубах,
Мол, они тогда в Союзе
<Запыхались...> при войсках –
Этих палочками надо!
Им подобная награда,
Ненавязчивый урок,
Полагаю, будут впрок:
Коль военного собрата
Вижу нынче без наград
За Афган* – простой расклад –
Значит, вижу ренегата,
Прозябавшего в тылах,
Да простит меня Аллах!
 
* Речь о медали «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», по голубой ленте которой легко определяется данный факт.

XXXV
Скажут здесь: «Довольно резко
Автор шашкой замахал».
И ещё добавят веско:
«Тута вам не трибунал».
Что ответить? – понимаю,
Что персон главнейших стаю
Задеваю невзначай –
Здравствуй, <ёкарный бабай...>!
С колокольни бы высокой
Мне на тех господ <плевать...>;
Да не след, <ядрёна...> мать,
Мозги пудрить той морокой,
Хоть на правду, не обман
Право выписал Афган.

XXXVI
Прав иных совсем не надо:
Коль с друзьями по полку
Там обжил преддверье ада,
Отчего ещё в долгу
Перед памятью своею.
Потому не зажирею
И стихами про войну
Не набью свою мошну.
И гешефт искать не стану
В горе горьком никогда:
Коль Господь занёс туда,
Благодарен я Афгану
И за то, что просто жив –
Вразумителен мотив?

XXXVII
И, садясь за мемуары,
Рассудил примерно так:
Пусть сума маячит, нары,
Но без правды – ну, никак! –
Через канувшее время
Памяти святое бремя
До людей не донести.
А застрять на полпути
Ни малейшего желанья
У меня, конечно, нет.
Впрочем, также не секрет,
Что минувших дней преданья
Втуне лет и зим порой
Обретают вид иной.

XXXVIII
То, что виделось когда-то
Мне и вам со знаком плюс,
Может минусом, ребята,
Выйти в этакий конфуз.
Эти, <блин...>, метаморфозы –
Не особые курьёзы:
Долговременный прогноз –
В большей степени курьёз.
Мы меняемся в пространстве
И во времени своём:
Младость мчится напролом,
Дальше мы в конфуцианстве
Иль пытаемся в нём быть,
Отвергая юных прыть.

XXXIX
Брать в соавторы Иуду
Я не стану – в этом суть!
Гнать пургу почти не буду,
Поднимать не стану муть.
Почудить?.. – могу немножко:
«Дорога к обеду ложка»,
Все имеются права
На весёлые слова.
Без которых жить солдату 
Очень даже тяжело:
Так по первое число
Не подскажешь супостату
Точный адрес, верный путь.
<Дал три буквы...> – выдал суть!

L
Ладно! Вроде бы об этом
Смел уже упомянуть,
Но вопрос кольнул стилетом:
Может быть, спрямляя путь,
На манер простой одесский
(Это повод очень веский!)
Мне легонечко приврать,
Чтоб явилась благодать? –
Речь польётся про сраженья,
Про рыбалку тоже врут
Хлеще, чем известный Брут;
Субъективны все сужденья,
Что слагает романист
И любой мемуарист.

LI
Этот самый личный фактор –
Плюс и минус для стиха.
Знаю, что злодей редактор
Вмиг поднимет на ха-ха.
Мол, давай пиши записки,
Предъявлю позднее иски,
Только помни: для людей
По <фиг...> ямб, верлибр, хорей:
Нынче времечко такое –
Вирши стали не в цене;
Так писал бы о войне
Лучше прозою: простое
Изложение ценней
И слагается быстрей.
 
LII
А потом добавит важно
Этот самый либерал:
«<Чем-то> чую – эпатажно!
Значит, есть потенциал».
Мол, не хмурь особо брови –
Больше секса, море крови! –
Выйдет славный мемуар,
Будет добрый гонорар.
Мне б послать его далече
<В сад цветочки собирать...>,
Но, увы, <ядрёна...> мать,
Не настал покуда вечер,
Потому, не медля ход,
Пишем новый эпизод.
Информация к размышлению
ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
Из закрытого письма ЦК КПСС по Афганистану
Ровно десять лет назад в апреле 1978 года, в Афганистане, одной из самых отсталых стран Азии произошёл революционный переворот. Его совершила сравнительно небольшая группа военных – членов Народно-демократической партии Афганистана, выступившей под марксистско-ленинскими лозунгами. Афганские революционеры честно, искренне стре-мились преобразовать свою страну. Но, взяв власть в свои руки, они повели дело по неосуществимому максималистскому курсу: в феодальном обществе с глубокими пережитками родоплеменных устоев и господством мусульманской религии во всех сферах жизни общества они вдвинули задачу радикальных социалистических преобразований, для которых не было ни социальной, ни экономической базы, ни поддержки масс.
10 мая 1988 г.

Примечания к первой главе:
1 Речь о 101-ом мсп 5-й гв. мсд 40-й общевойсковой армии и 411-ом отдельном отряде специального назначения (наименование в «совершенно секретной» документации) 22-й (ныне – гвардейской) отдельной бригады спецназа военной разведки. 22-я обрСпН организационно входила в 40-ю оа, а в оперативном порядке подчинялась Главному разведывательному управлению Генерального штаба ВС СССР. В секретной документации 411-й ооСпН именовался 8-ым отдельным мсб, 22-я обрСпН – 22-й омсбр.
2 «Шторм-333» – название операции и сигнал по радиосвязи на штурм советскими формированиями спецназа и ВДВ дворца Тадж-Бек, резиденции афганского диктатора Хафизуллы Амина, совершённый в Кабуле 27 декабря 1979 г. и завершившийся смертью главы ДРА и НДПА. Подробнее см. книги В. К.: «Мусульманский» батальон спецназа ГРУ: исторические очерки, стихи. – Харьков: Майдан, 2003. – 456 с.; Штурм дворца Амина: версия военного разведчика. – г. Люберцы Московской обл.: РОО «Союз писателей Подмосковья», 2007. – 536 с.; «Шторм-79»: как Петрович из Одессы дворец Амина брал. Роман-эпопея по мотивам воспоминаний отставного полковника ГРУ. – М.: Кучково поле, 2011. – 432 с.   
2 Пояснение: В известном анекдоте того времени говорилось, мол, как-то президент США Джимми Картер обратился к Леониду Ильичу Брежневу с вопросом: «Почему вы ввели свои войска в независимый Афганистан?» На что получил ответ: «Да, потому что начинается на “А” »! Американский лидер обескуражено возразил: «Но этого явно недостаточно для вторжения и свержения правительства суверенной страны, члена ООН». Наш «дорогой и горячо любимый» Ильич в ответ безапелляционно заметил: «А мы их – по алфавиту!» Впрочем, сейчас подобные анекдоты – с точностью наоборот! – вполне можно адресовать самим Соединённым Штатам Америки.     



1984: ОДЕССА, ШТАБ ОдВО. ЧАБАНКА-ТАШКЕНТ-КАБУЛ-ГЕРАТ
(Глава вторая)

I
За неделю до отлёта
В штабе округа – ОдВО1 –
Хоть брала меня зевота,
Слушал речь про существо
Той сторонки басурманской, 
Революции афганской.
Мол, у них феодализм,
Домострой и терроризм.
Только женщину Востока
Всё равно освободим:
Ни к чему платить калым,
Да и прочая морока –
Паранджа, хеджаб, чадра –
Натуральная мура.

II
Тот народец угнетённый
Мы сплотим, а не Аллах,
Ведь сумел Сэмэн Будённый
Голой шашкой в кишлаках
Средней Азии советской
С русской удалью простецкой
Несогласных извести,
Коль попались на пути.
Но изволь блюсти законы,
Чтить традиций здешних свод:
«Нужен вежливый подход!» –
Это вовсе не препоны,
Чтоб совсем без дураков
Там вовсю мочить врагов.
К сведению читателя
Из «Памятки советскому воину-интернационалисту»*
Находясь в ДРА, соблюдай привычные для советского человека нормы, проявляй терпимость к нравам и обычаям афганцев, даже если они не соответствуют твоим понятиям. При обращении к афганцам проявляй своё уважение к ним. Если афганец приглашает тебя посетить его дом, то делай это только с разрешения командира.
В доме афганца-мусульманина женщины находятся на отдельной половине, в присутствии посторонних мужчин они не появляются. Многие мусульманки носят чадру. Всякая попытка заглянуть в лицо женщине, приподнять чадру считает у мусульман большим оскорблением.
Не мешай мусульманину совершать религиозные обряды. Не смотри в сторону молящихся, не проявляй любопытства. Не посещай без необходимости мечети, гробницы, кладбища. Не устраивай стоянок, при-валов в районах религиозных сооружений.
1984 г.
III
Мы, конечно, не расисты,
А скорей – наоборот.
Но взбесились исламисты,
И таков у них расчёт –
Мол, под знаменем пророка
Фанатично и жестоко
Установят власть свою
В басурманском том краю.
Пособляют экстремистам
Аравийцы, Пакистан,
Египтяне, Бонн, Иран,
Маоисты, сионисты,
Лондон, Франция, ООН...
Заправилой – Вашингтон.

IV
Но адепты ленинизма
Тьму наметили программ,
Чтобы свет социализма,
Воссияв, затмил ислам.
Правда, вякают поляки
И румыны-вурдалаки,
С югославами – беда:
Ветра против... завсегда.
Ничего, прорвёмся снова:
Нам такое невпервой.
И афганский геморрой
Разрулится стопудово:
«Дело Марксово верно,
Коли правильно оно!»

К сведению читателя

Из «Памятки советскому воину-интернационалисту»
Воин, помни! За совершение по своему недомыслию, беспечности или умышленно противозаконных действий на территории ДРА по отношению к афганским гражданам ты несёшь ответственность согласно уголовному кодексу. Знай статьи законов, чтобы лишний раз предостеречь себя и своих товарищей от недостойных проступков, которые будут иметь для тебя, для интересов Афганистана и его граждан, для Советского Союза тяжёлые последствия. Высокая культура поведения советских военнослужащих, их дисциплинированность, дружеское расположение к афганскому населению, уважение традиций и обычаев народа высоко поднимаёт международный авторитет нашей Родины, способствуют успешному выполнению нашей интернациональной миссии в ДРА.
1984 г.
V
Я уснул, коль без антракта
Долго длилась эта хрень:
От неё же, мать <растак-то...>,
Крыша стала набекрень.
А когда очнулся малость
(Лучше б спал: такая жалость! –
Сладок в памяти провал),
Вдруг такое услыхал:
«Честь неси страны Советов,
Как бы было нелегко,
Высоко и далеко!..»
Попугавши тьмой запретов,
Дали синий паспорт мне:
«Пригодится на войне».

К сведению читателя

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО»
ОСОБАЯ ПАПКА             
№ П180/64
Т.т. Брежневу, Косыгину, Андропову, Громыко, Суслову, Тихонову, Устинову, Савинкину, Пегову, Смиртюкову
Выписка из протокола № 180 заседания Политбюро ЦК КПСС
от 23 января 1980 года
«О порядке направления военнослужащих, рабочих
и служащих в советские войска, временно находящиеся в ДРА»
Принять предложение Министерства обороны о предоставлении ему права самостоятельно направлять военнослужащих, рабочих и служащих в советские войска, временно находящиеся в Демократической Республике Афганистан, и выдавать им заграничные паспорта в порядке, установленном для советских войск за границей.
Секретарь ЦК Л. Брежнев
VI
А до этого нестрого
В поликлинике ОдВО
Врач пытал меня немного:
«Как здоровье, ничего?»
Отвечаю по порядку:
«Утром делаю зарядку
И совсем не пью коньяк
Вместе с водкой натощак».
Он сказал: «Тогда всё в норме».
И, тратя лишних слов,
Вывел в карточке: «Здоров!»
Да ещё в отдельной форме
Начал что-то помечать,
Шлёпнул штемпель и печать.

VII
Для приличия, наверно,
Помолчал немного он,
Вслед заметил так, примерно,
Приглушив казённый тон:
«Пожелаю вам удачи.
Постарайтесь под раздачи
Не спешить особо там –
Можно быстро выйти в хлам!»
Я смолчал: сказать-то просто –
«Осторожным, парень, будь!» –
Но, коль пуля метит в грудь,
Недалече до погоста,
И не надобно врачей
После траурных речей.

VIII
И в афганской круговерти
Говорил нередко сам:
«Кто есть врач? – помощник Смерти:
Нет доверья докторам!»
Но они не злились сильно
И с хитринкою стерильно
Ухмылялись мне в ответ,
Приглашая в лазарет:
«Коль ещё ты в наши руки
Ненароком попадёшь,
Так ответишь за <дебош...>:
Испытаешь злые муки
От САНУПРА РККА
И не включишь дурака!»

IX
Возвратился я в Чабанку
К батальону своему
И друзьям «накрыл полянку»,
Ясно дело – почему.
Всё прошло без канители.
Впрочем, вам об этом деле
Автор будто бы сказал
Или в памяти провал?.. –
Мне тогда комбат Курушин,
Хоть танкист, но из верзил2
(У него я замом был
И давненько был с ним дружен),
Пожелал: «Вернись домой
С орденами и живой!»

X
В полк* пришли мы с ним с Одессы,
Из пехоты**, не грустя:
Я был в должности повесы –
Комсомольского вождя.
Он в то время в нашем штабе,
В полковом то бишь масштабе,
Потихоньку, не спеша
Состоял как ЗНШ.
Также дал и командира
Полк при цифрах «восемь шесть»,
Оказав танкистам честь,
Так что в качестве гарнира.
Заявились мы сюда,
Коли в том была нужда.

* В 357-й танковый полк 28-й гв мсд.
** Из 86-го гвардейского мотострелкового полка 28-й гв. мсд.

XI
Это Сальников3 главою
Вышел «три пять семь» полку –
Резковат, чего не скрою:
Выбивал в момент тоску.
Только вовсе не задира
И добрее командира
Я в природе не встречал –
И танкист, и либерал!
Он ушёл. Позднее новый
К нам примчал издалека,
Из Анголы, комполка
Конышев4 – мужик толковый.
Впрочем, водки что ли нет,
Ведь у нас идёт банкет?..

XI
Тут немного сумасбродя
И, конечно, невпопад,
Выдал Нестеров – Володя5 –
Про Афган крутой доклад:
Он ТБ начальник штаба,
Потому всегда неслабо
Речи всякие слагал,
На весу держа бокал.
Как всегда категорично
Заявил: «Сперва – стреляй,
Лишь позднее – размышляй!»
Вставил фразу я тактично:
– Так за что, товарищ, пьём?
– За удачу под огнём!   

XII
Громко сдвинулись стаканы,
И бокалы – тоже вкруг.
За окошком барабаны
Дали нудный мерный звук.
Строй протопал сапогами,
Вызвав мелкое цунами,
И команда невзначай
Прозвучала: «Запевай!»
Батальон запел «Славянку» –
Марш военный удалой,
Приглашенье: «Сходу в бой!»
А потом ещё «Смуглянку»
Запевала выводил.
Мы же взялись за этил.

XIII
Говорили офицеры
Всё приятные слова –
Пожелания карьеры,
Не попасть под жернова:
При прощальном ритуале
Лишь хорошее желали,
Как покойнику почти
В поминальном ассорти.
Водку пили, не пьянея:
Эта участь всех ждала,
Просто с данного числа
Мне забавная идея –
Интер... национализм –
Персональный катаклизм.

XIV
Значит, дай коняге шпоры
И на юг вовсю скачи:
Заждались пустыни, горы
И, конечно, басмачи.
Говори супруге: «Sorry!»
Брось прощальный взгляд на море –
Вон оно внизу шумит:
«Будь с удачей, замполит!»
В общем, поздно пить боржоми,
Так что водки наливай:
Нынче можно через край,
Так сказать, в большом объёме.
Но не тянет что-то пить –
Не понятно, мать <ятить...>!

XV
Обновилась тара снова,
И затихла суета.
Александр Вавилов слово
Взял, конечно, неспроста:
Он уже бывал в Афгане,
Потому достался Сане
Самый трудный – третий тост –
Молча, пили за погост.
А затем под звон посуды
Тост четвёртый прозвучал,
Чтобы повод не давал
Наполнять друзьям сосуды
Горьким зельем в грустный час –
Ясно дело – в третий раз.

XVI
Вспоминали про ученья,
Про иной кордебалет,
Что особого значенья
Не имело – вовсе нет.
Говорили об Афгане
Будто о Широком Лане*,
Где маневры всякий раз
Шли начальству напоказ.
Где стрельба гремела часто,
Гусени`чный гул стоял
Через малый интервал.
Впрочем, стоп об этом, баста!
Надо что-то, братцы, спеть:
На войну дорога ведь…

* Широкое поле (укр.) – полигон ОдВО в Николаевской области.

В броню ударила болванка I
(Авторский вариант народной песни)

В броню ударила болванка,
Да нам всё это по <фиг...> дым:
Вчера была такая пьянка,
Что еле на ногах стоим.
Когда механик, парень бравый,
В деревню к девкам покатил,
Рычаг зачем-то выжал правый
И рощу на <хрен...> завалил6.

«Зачем ты в наш колхоз приехал?» –
Всё председатель причитал.
Но заряжающий заехал,
Ему в <табло...>, чтоб не стонал.
Наводчик не сдержался тоже,
Но командир сказал: «Шабаш!
По рожам граждан бить негоже,
Ведь мы советский экипаж».
 
«Послушай, друже председатель,
Не нужен вовсе нам скандал.
Давай винца попьём, приятель,
Всех девок шли на сеновал».
Шумела ночка чумовая,
Гремел весёлый абордаж.
К чекистам утром докладная
Легла на славный экипаж.

С Москвы друзьям-артиллеристам
Крутой последовал приказ,
Мол, надо стрельнуть по танкистам
Стальною чушкой – прямо в нас.
В броню ударила болванка,
Да нам всё это по <фиг...> дым:
Вчера была такая пьянка,
Что еле на ногах стоим.

...Вчера была такая пьянка,
Что в танке больше не сидим.


XVII
Сам ушёл с банкета рано,
Чтоб народу не мешать,
Коль два шага до Афгана –
Виза в паспорте, печать!
Чуть проветрившись от пьянки,
Прогулялся по Чабанке
Меж коробок типовых
Для жилищ весьма простых.
В основном пятиэтажки
Составляли городок:
Он тогда был невысок.
Сплошь на жителях фуражки,
Где околыш в разнобой –
Красный, чёрный, голубой7.

XVIII
Городишко тот военный
Встал на самом берегу,
Стороной второстепенной
Примыкал ещё к полку.
Улиц нет. Ещё вопросы?..
Здесь дома прозвали – «ДОСы»*.
На моём указка есть:
«“Военторг”, ДОС 36».
Вот подъезд, моя квартира.
Тихо дверь ключом открыл.
За порогом – личный тыл
И моя супруга Ира:
«Здравствуй, милая моя,
Ты да я – одна семья!»

* Дом офицерского состава.

XIX
Чуть поздней звонок злодеем –
Полуночный произвол.
Разобраться с лиходеем
Я с досадою побрёл.
Дверь открыл, а предо мною
Прям Коломенской верстою
Лазарь Трифон – мой боец
За религию борец:
По своей баптистской вере 
Он, оружия не взяв,
Нарушал закон, устав.
Оценить по полной мере
Это жаждал трибунал.
Я унял тогда скандал.

XX
Порешили так с комбатом:
«Спрячем хлопчика в обоз –
Прямо к мётлам и лопатам,
Пусть гребёт себе навоз».
И отстали от сектанта –
<Мать его...>! – некомбатанта,
Прокурорский нигилист
И чекистский атеист.
Лазарь мёл да грёб, что надо –
Погляди, почти солдат:
Как-то даже выдал мат
В адрес <долбанного...> НАТО.
И вот этот экземпляр
Навестил меня – кошмар!
 
XXI
«Что застыл-то у порога?
Проходи, – сказал ему,
А затем добавил строго, –
Как, откуда, почему?»
И услышал от сектанта,
Пацифиста-протестанта:
«Коль, товарищ капитан,
Вам дорога на Афган,
Вот Священное Писанье –
За добро мой скромный дар:
В нём, товарищ комиссар,
Нам от Господа посланье.
Милосердным будет Бог!..» –
И стрелою за порог.

XXII
Я тогда слегка опешил:
Непонятка – высший сорт;
То ли был с визитом леший,
То ль являлся в гости чёрт? 
Так мозгами атеиста,
Разумеется, марксиста,
Коль первично бытие,
Внял событие сие.
Но Священное Писанье,
Смутно веруя Судьбе,
Я оставил при себе,
Как древнейшее преданье
Об Исусовом кресте,
Указующем персте.

XXIII
Данной темою опасной8
Мозг затем не утруждал:
Ночь любви желала страстной –
Вмиг накрыл девятый вал
Нерастраченного буйства,
Вознеся земные чувства,
Наши души к небесам,
Как того хотелось нам.
...Я назвал её женою
Года три тому назад,
Был чему теперь не рад:
«Что там станется со мною?
Ну, а впрочем, <хрен...> со мной:
Может стать она вдовой!»

XXIV
Между паузами страсти
Говорили ни о чём,
Хоть вселенские напасти
Заявились нагло в дом
С испытанием на прочность,
Отложив немного срочность,
Мол, успеете сполна
Выпить горюшка-вина.
Как всегда при расставаньи
Ночь короткою была:
Растворилась быстро мгла
Нам, наверно, в наказанье.
Снег кружился во дворе:
Дело было в декабре.

XXV
Чемодан собрав неспешно,
На дороженьку присел,
И, жену обнявши нежно,
Обещал, что буду цел,
Коли вынесет кривая.
И ещё: «Прости, родная.
Если было что не так:
Допускал по жизни брак!»
Бил поклон Одессе-маме –
На Ташкент, где канитель
Пересылки, и Тузель
По таможенной программе
Обобрал чуток меня,
Декларацией виня.

XXVI
Так позвольте мне об этом
Здесь поставить три стиха
Или песни, коль куплетом,
Вздув гармоники меха,
Кто решится позабавить.
Текст без автора не править! –
Лишь такая просьба есть,
В остальном – была бы честь.
Пусть идут себе, ребята,
Вновь свободным чередом 
В содержаньи основном
Песни, вирши. Адресата,
Знаю, все они найдут.
Ознакомьтесь ниже –
Тут...

Не печалься II 

Не печалься, моя дорогая,
Коль домой я с войны не вернусь:
Значит, выпала доля такая,
 Значит, честно погиб я за Русь. 

Траур ты не носи больше срока:
Так замечу на этот я счёт,
Что не вижу особого прока,
Чтобы в чёрном ходить целый год. 

Помни всё, что хорошее было,
То, что было плохое, забудь.
Всё прости, что ещё не простила,
Жди, и ляжет обратный мне путь. 

Не печалься, моя дорогая,
Коль домой я с войны не вернусь.
Впрочем, я ведь лукавлю, родная,
 Пусть высокая сбудется грусть.

...Впрочем, я ведь лукавлю, родная, 
Впрочем, я ведь лукавлю, родная, 
Пусть высокая сбудется грусть. 


XXVII
Что добавить здесь, ребята:
Вроде, как бы всё сказал?
Расставанье для солдата –
Неприятный ритуал.
Всё об этом знаю точно:
Разложив тоску построчно,
Вновь немного загрустил –
Всё же искренне любил.
Ну а то, что после сталось,
Изменить нельзя никак.
Да сломался этот брак
(Это с многими случалось),
Но ОНА дала мне дочь:
Пересуды, сплетни – прочь! 

Пересылка, пересылочка III 

Пересылка, пересылочка –
Откупорена бутылочка:
Пьянство здесь – не инцидент,
Место действия – Ташкент.

Пересылка, пересылочка –
Здесь дорог, судеб развилочка:
Тут «за речку» путь прямой,
А вернёмся ли домой?

Пересылка, пересылочка –
Не «двухсотая»* посылочка,
Не «трёхсотый» перекрест,
Не по нам ли благовест?

* Обозначения в закодированных сообщениях: «двухсотые» – убитые, «трёхсотые» – раненые.

Пересылка, пересылочка –
Вонь, казённая подстилочка,
Инвентарный нумер сплошь,
Девок рой, ядрёна вошь!

Пересылка, пересылочка –
Пожалей солдата, милочка,
На ночь дай ему любовь:
Проливать он едет кровь.

Пересылка, пересылочка –
И предбанник, и парилочка,
В место мягкое укол –
Медицинский произвол.

Пересылка, пересылочка –
Ни к чему теперь копилочка:
Ни червонца, ни рубля –
Деньги тратим до нуля.

Пересылка, пересылочка –
Вновь течёт рекой горилочка:
От ворот – не поворот, –
Невозможен задний ход.

Пересылка, пересылочка –
На руках препроводилочка,
Мол, назначен путь в Герат –
Словно сразу пуля в зад.

Пересылка, пересылочка –
Это только предварилочка:
Может, подвиг да почёт,
Может, всё наоборот.

Пересылка, пересылочка –
Не погост и не могилочка,
Не чистилище, не ад,
А неведомый расклад.

PS:
Миновали эти годы,
Отгремели все походы:
Сны, мельканье кинолент –
Пересылка и Ташкент.

XXVIII
Да постскриптум был позднее
Мной написан – не беда:
Из далече-то виднее
Дней минувших чехарда.
Вот и пишут мемуары,
Как сожгут дотла пожары
Часть большую бытия –
Непростого жития.
Автор здесь – не исключенье:
Хоть пока не аксакал,
Но немало жизнь познал
И своё составил мненье
О судьбине фронтовой.
Впрочем, стих очередной...

Таможня IV
(Чистилище?)
Таможня даёт добро!
Реплика из кинофильма
«Белое солнце пустыни»

Таможня берёт добро.
Народная мудрость

Зла таможня на ратных людей,
Полагая, платить ей должны
Мы за воздух Отчизны своей,
Коль вернулись живыми с войны.

И таможня шмонает бойцов
Без разбора, без чести – подряд:
Так встречает держава сынов,
Мол, чистилище лучше, чем ад.

И таможня шмонает солдат:
Ей приказано подозревать.
Вон седой кандагарский комбат
Рубит всуе: «Эх, <мать-перемать!..>»

И таможня шмонает парней,
Будто каждый грабитель и вор.
Боль от срама подлее и злей,
Чем от пули душманской в упор.

И таможня шмонает ребят:
Повелели ей всех уличить.
«За отвагу» медали горят
От стыда за чиновничью прыть.

И таможня шмонает сердца –
Письма, пленки и дневники.
Здесь яснее слова мудреца,
Что страшнее врагов – дураки.

И таможня шмонает добро,
Как лихой и нахрапистый тать,
В пах залезет и под ребро,
Постановит: «Пущать. Не пущать!»

Зла таможня вовсю на живых,
Мёртвым льготою: «Срам не имать!»
И вот с этих-то взглядов косых
Снова мирную жизнь начинать.

...И вот с этих-то взглядов косых
Снова мирную жизнь начинать.

XXIX
Знаю, вы мне возразите:
«Об обратке песнь была!»
Но не стоит жить в обиде –
Не держите шибко зла:
Там и тут одна дорога,
И всегда таможня строго
Изымала всё добро –
Мумиё и серебро.
Дикой разницы, известно,
Не бывает вовсе здесь.
Вот и в критики не лезь,
Мой читатель. Если честно,
При отправке в тот Афган
Был народ обычно пьян.

XXX
Возвращался поумневшим
С «необъявленной войны».
Нет, точнее, помудревшим
(Без иллюзий – даже сны),
Поседевшим, ж... <тело> в шрамах –
Не всегда решусь при дамах
Называть сии места:
Пусть молчат мои уста.
А туда... туда по пьяни:
Там особо не попьёшь,
Если даже невтерпёж.
Потому в аэроплане,
В центре, ставилось ведро,
Чтоб туда метать добро.

XXXI
Если кто буянил много
Или харч везде метал,
Так того довольно строго
Штурманец предупреждал,
Мол, такого пассажира
По приказу командира,
Как взлетят на тысяч пять,
Будут за борт выгонять,
Но при этом парашюта
<Раздолбаю...> не дадут:
Всё равно ему – капут.
Успокаивалась смута
Той угрозой по чуть-чуть,
Тише был далече путь.

XXXII
Но, когда взлетал высоко
Ан-12 – самолёт,
Начиналась вдруг морока:
Тут кончался кислород –
Нет герметики в салоне.
Дальше как в иллюзионе
Наступал почти что кайф
И заканчивался драйф:
Все тянули руки к маскам,
Чтобы воздуха чуть-чуть,
Но быстрей, быстрей глотнуть.
Вот каким ядрёным ласкам
Подвергался наш боец.
Прилетели на... конец!

XXXIII
Здравствуй, <блин...>, Кабул-столица,
То бишь эта ДРА.
Вновь начальственные лица,
Что-то принявши с утра,
Инструктировали много
Убедительно и строго:
«Капитан, героем будь –
В орденах вся будет грудь!»
Разговор пошёл о чести
И по матушке чуток –
Это, видно, как бы впрок –
Мол, в таком придётся месте
Послужить Отчизне мне,
Где подгузники в цене.

XXXIV
По прямой тогда замене
Я летел а Афганистан.
ЧВС* сказал: «<До фени...>,
Слишком зелен, капитан!
На майорской должностёнке
Примени пока силёнки,
Коль тебе великоват
Подполковника оклад».
Возражать не видя смысла,
Промолчал ему в ответ.
Продолжался тет-а-тет,
Правда, пауза зависла.
Тут услышал: «<Хрен...> с тобой,
Поработай с пехтурой!»

* Член Военного Совета, в данном случае – 40-й оа. 
 
XXXV
В том контексте очень долго,
Намекнув на трибунал,
Мне ещё о чувстве долга
ЧВС напоминал,
Уточнил: «Завалишь дело,
Так из этого предела
Мигом выгоню в Союз:
Тут не надобно обуз!»
Я ответил по-простецки,
Мол, не думал, не гадал,
Чтобы Родиной пугал
Столь высокий чин советский,
То бишь целый генерал –
Вмиг на дверь он указал.

XXXVI
Прочитавши предписанье,
Я не стал особо рад:
«Марш немедля на закланье!
Место действия – Герат!!!»
Замкомбата был, танкистом,
А теперь пропагандистом*
Стал пехотного полка:
«<Блин...> заслали м... <чудака>!»
– Это как бы повышенье,
Рост служебный для тебя, –
Кадры выдали, скорбя.
Но совсем иное мненье
Я прочёл у них в глазах:
«Помоги ему, Аллах!»

* Должность старшего офицера управления полка, категория – «майор».

XXXVII
Где беседа состоялась? –
Это был Дар-уль-Аман
Иль Тадж-Бек – так называлось
Это зданье. Также дан
Для него отдельный титул,
Коли здесь когда-то* сгинул
В злобе нашенских атак
ДРА былой вожак.
Титул прост – «дворцом Амина»
Был означен тот чертог,
Что явил собой пролог
Для ненужного почина:
Тут зачата – мать честна! –
Та проклятая война.
 
* 27 декабря 1979 г.

XXXVIII
Беготня шла по Тадж-Беку:
Штаб гудел «сороковой».
Тут меня взял под опеку
Комитетчик удалой.
Слышу фразу от чекиста,
Коль точнее, особиста:
«В плен попал, молчи-молчи*,
Хоть пытают басмачи!»
Говорю ему достойно:
«Плен прошу не предлагать:
Ни к чему, <ядрёна...> мать!»
Контрик взвился беспокойно,
Мол, в моей башке бардак,
Коли понял всё не так.

* «Молчи-молчи», а также «контрик», «особняк» – в СА обиходные, ироничные именования офицеров особых отделов (военной контрразведки) КГБ, в среде самих чекистов – «сапоги».

XXXIX
Нет, я понял всё отлично –
Здесь бывалых полный штат,
Потому не лезут лично
В этот <грёбаный...> Герат.
Точно также всё в Шинданде,
Где комдив при адъютанте,
Медсанбат, политотдел,
Что цинично всех имел.
В данном пункте был проездом:
«На <фиг...> – далее вперёд!»
Прослуживши первый год,
Понял мягким как бы местом:
«Повезло изрядно мне,
Где подгузники в цене!»

L
Глянь, почти цела «дублёнка»:
Пару дыр – оно не в счёт.
От контузий головёнка
Меньше ведает забот.
Малярией селезёнку,
А желтухою печёнку
Рехтануло мне чуток,
<Хрен...> поймёшь: «А может, впрок?»
Быта здешнего изъяны
Притерпелись – ничего!
Пусть война, да что с того? –
Быстро все залижем раны,
Вновь получит супостат
Русский штык да русский мат.
К сведению читателя
Из воспоминаний командира птв 3-го мсб 101-го мсп (1984-1986 гг.)
Гатауллина Инзара Анасовича8*
Оказавшись впервые в старинном восточном городе, я с удивлением для себя отметил обилие зелени. Перед въездом в город по обе стороны дороги росли высокие сосны и эта аллея тянулась на десятки километров. В Герате были и тенистый парк, и современный стадион, и даже двухэтажные дома европейского проекта. На улицах суетились дехкане. Одеты они были почти одинаково: белые или голубые рубахи. Некоторые мужчины носили поверх рубах жилеты, на ногах – неизменные тапочки-плетёнки. Головы всех мужчин покрыты чалмой. Женщин на улицах не видно: им запрещается появляться на улице без мужа, а если с ним, то обязательно с закрытым лицом <...>. Здания в центре города в основном каменные с роскошными садами, красивыми воротами. Здесь в основном живут зажиточные люди – торговцы, интеллигенция, лавочники. Поодаль, в узких улочках-переулках, расположились дома крестьян из глины с куполообразными крышами и глиняными заборами. По окраинам улиц разбиты виноградники, тоже огороженные глиняным дувалом и поля местных крестьян, где они взращивают кукурузу и рис. Неизменным атрибутом любой улицы является арык с водой и густой сетью разветвлений.

* Воспоминания И. А. Гатауллина9 см. в книге В. Л.Неверова10 Годы на ог-ненной земле. 101 МСП. – М.: Адалень, 2009. С. 275-280.


Примечания ко второй главе:
1 Одесский военный округ включал в себя территории Одесской, Крым-ской, Николаевской, Херсонской областей и Молдавской ССР. После награждения ОдВО орденом Красного Знамени в 1968 г. некоторое время говорили: «КОдВО». Получалось неблагозвучно. Нечто подобное произошло и с УрВО. Поэтому чаще употреблялось аббревиатура ОдВО. В описываемый период командующим войсками округа был генерал-полковник С. А. Елагин, у которого состоял заместителем генерал-лейтенант Л. Н. Горелов, бывший главный военный советник СССР в ДРА, высказавшийся против ввода ОКСВА и незадолго до событий 25-27 декабря 1979 г. отозванный из Афганистана в Советский Союз.   
2 При поступлении в танковые училища того времени имелось ограничение по росту – 175 см. Автор, а также комбат майор Владимир Алексеевич Ку-рушин превышали эту норму на 5 см.
3 Сальников Виктор Дмитриевич – генерал-майор. В начале 1980-х командовал 86-м гв. мсп и 357-м тп, был заместителем командира 28-й гв. мсд. Далее – командир 86-й гв. мсд в г. Бельцы (Молдавская ССР), Одесский областной военный комиссар. Проживает в Одессе.
4 Конышев Олег – полковник. После В. Д. Сальникова командовал 357-м тп, в который прибыл завершив службу в качестве военного советника в Анголе: Афганистан был не единственным местом, где в то время исполнялся интернациональный долг.
5 Тогда в 357-ом танковом полку служили два брата-близнеца: Алексей – командир роты в третьем тб; Владимир – начальник штаба второго танкового батальона.
6 Пояснение: Как-то на вопрос – «Что есть самое страшное в мире?» – армянское радио довольно лаконично ответило: «Советский танковый экипаж с не обученным механиком-вредителем, пардон!.. – водителем».
7 В СА околыши на фуражках красного цвета носили мотострелки, чёрного – танкисты, артиллеристы, сапёры, связисты, автомобилисты и т.д. При этом офицеры-танкисты и артиллеристы в знак отличия в период Курской битвы имели бархатный околыш, остальные – шерстяной. Околыш голубого цвета в пгт. Гвардейское того времени носил личный состав в/ч «Орбита», примыкавшей к территории 357-го тп и занимавшейся радио и космической разведкой. До 1980 г. в СА малиновые околыши, канты и просветы на погонах серебряного цвета носили военные юристы, врачи, финансисты.     
8 Сегодня уже с трудом представляется тот факт, что ещё совсем недавно за ношение нательно креста или Библию в личном пользовании могли быть серьёзные неприятности. Такая же участь ждала за крещение детей, что практически делалось нелегальным способом.
9 Гатауллин Инзар Анасович (27.07.1984 г. рождения) – командир противотанкового взвода 3-го мсб полка (12.84-10.86 гг.), старший лейтенант (ныне – майор запаса). Родом из Башкирии, из ДРА убыл в ПрибВО. 
10 Неверов Владимир Лаврентьевич (4.05.1945 г.) – Герой Советского Союза (17.02.84 г.), командир 101-го мсп (01.82-04.84 гг.), полковник (6.02.83 г.), ныне – генерал-лейтенант запаса. Родом из Таганрога, из ДРА убыл в ПрикВО на должность заместителя командира дивизии. Автор мемуаров «Годы на огненной земле. 101 МСП». – М.: Адалень, 2009. – 368 с. 



СЕВЕРО-ЗАПАД АФГАНИСТАНА (ДРА, 1984 г.):
ГЕРАТ, «СТО ПЕРВЫЙ ПЬЯНЫЙ» 
(Глава третья)

Эпиграф на оборот шмуц-титула:
И хвалил без конца этих рек благодать он,
И меж них райский город велел основать он.
И, спросив мудрецов, как назвать город-сад,
Он одобрил одно лишь названье – Герат.
Звучный строй в этом имени был им отмечен,
И велел новый город Гератом наречь он.
С Искандеровых дней он зовётся – Герат,
Ну а те, что попроще, – Гери говорят.
Алишер Навои

I
Ни в одном был переплёте,
Быв со Смертью глаз на глаз:
Видел многое в пехоте,
А потом ушёл в спецназ.
Но, по чести, непременно
Должен вам первостепенно
О Герате рассказать –
Кое-что занёс в тетрадь.
Александр Македонский
Этот город основал,
Краткий сделавши привал,
Коли вновь с лавиной конской
Буцефал его унёс
Дальше – знаете прогноз.

II
Градом был Герат иранским,
Даже княжеством бывал,
Ставши городом афганским,
Как закончился скандал
Всяких войн и безобразий,
Хоть имелось разногласий
Много с Англией о том –
Всё решилось под огнём.
Знаменит Герат мечетью
(Век тринадцатый – она
В полный рост возведена),
Полюбуйся разноцветью –
Красок ярких винегрет;
Высоченный минарет.

III
Век четырнадцать – эстетом,
Хоть вовсю гремят бои:
Мир признал тогда поэтом
Алишера Навои.
Он визирем был на службе:
С Байкарой – султаном в дружбе,
Стал родным ему Герат.
...Я позднее, как солдат,
Там служил в полку стрелковом,
Что с цифирью «сто один».
Стоит он поэм, былин,
Коли слыл полком бедовым:
Одинокий хищный волк
Прозывался – «пьяный полк».

К сведению читателя

Из исторического формуляра
101-го мотострелкового полка 5-й гв. мсд
В период с 24 октября по 10 ноября 1963 г. формировался на основе 45-й гв. мсд имени А. А. Жданова в г. Выборг. 20 ноября 1963 г. вошёл в состав 5-й гвардейской Зимовниковской ордена Кутузова мотострелковой дивизии и дислоцировался в г. Иолотань Туркменской ССР.
В ночь с 27 на 28 декабря 1979 г. 101-й мсп введён в ДРА. С 29 декабря его ППД – восемь километров южнее г. Герат, вне основного пункта дислокации других частей 5-й гв. мсд. В 1980 г. награждён вымпелом МО СССР «За мужество и воинскую доблесть». Многие военнослужащие отмечены государственными наградами, а трое из них (полковник В. Л. Неверов, капитаны Г. П. Кучкин и Ф. И. Пугачёв) удостоены звания Героя Советского Союза. В ДРА (РА) полком командовали подполковник В. М. Коптяев, полковник В. Л. Неверов, подполковники Ю. Б. Сивов, В. М. Климентьев, А. А. Сафронов.
С 12 февраля 1989 г. 101-й мсп дислоцировался в г. Кушка. На основании Директивы Генерального штаба ВС СССР от 30.01.1989 г. № 314/3/0171 приказом № 05 командующего войсками ТуркВО от 2.02.1989 г. расформирован. Боевое Знамя полка и вручённый 101-му мсп вымпел МО СССР находится на хранении в Центральном музее ВС РФ.

IV
Полк единственной был частью,
Там сражавшейся тогда,
Став советской здешней властью
И Россией – иногда.
Молодое спросит племя:
«Почему?» – В былое время,
Всё «равно» поставив знак,
Говорили часто так:
«”Совьет юнин”* – есть Россия».
Но распался тот Союз –
Ставьте «минус», а не «плюс»:
Не народная стихия
Развалила ту страну –
Вижу знати в том вину.

* Soviet Union – Советский Союз (англ.).

V
Всё делить у нас горазды,
Видя в этом благодать.
И сейчас призывы часты:
«Ни к чему преумножать!»
Мол, РФ – тюрьма народов,
С уст срывается уродов,
Коим нежно Белый Дом
Говорит: «Акбар! Шалом!..»
Впрочем, речь-то не об этом:
Про пехоту мой рассказ,
Потому позвольте вас
Мне занять иным сюжетом –
Вязь пойдёт куплетов, строф
Про полчок мотострелков.

Песня сто первого полка
5-й гвардейской дивизии


Мы мчались колонной
В чужие края.
Осталась «за речкой»
Родная земля.
«Вон, видишь, товарищ,
Ракета-сигнал? –
Приказано с боем
Пройти перевал».
Запел мой приятель:
– Иду воевать,
Чтоб землю в Герате
Крестьянам отдать.
Прощай, мать Россия,
Настал мой черёд:
В Герате, в Герате
Спасу я народ.

Однажды на камни
Товарищ упал:
Пронзил парня насмерть
Горячий металл.
А раньше с друзьями
Кричал он «Ура!»
Теперь прошептал мне
Он только: «Гера…»
Но песню допел я:
– Он шёл воевать,
Чтоб землю в Герате
Крестьянам отдать.
Прощай, мой товарищ,
Настал твой черёд:
В Герате, в Герате
Спасал ты народ.

Слова этой песни
Знал весь батальон,
Ведь тоже поверил,
Что есть в них резон.
Он дрался отважно
В афганском краю,
Мечтая вернуться
В Отчизну свою.
Запел полк сто первый:
– Пришли воевать,
Чтоб землю в Герате
Крестьянам отдать.
Прощай, мать Россия,
Настал наш черёд:
В Герате, в Герате
Спасаем народ.

Здесь каждый, наверно, –
Чуть-чуть Дон Кихот:
Нам старые песни
Жизнь снова даёт.
Мы помним слова их
Давно наизусть,
Да только в Афгане
Особая грусть.
Здесь песня тоскует:
– Пришли воевать,
Чтоб землю в Герате
Крестьянам отдать.
Прощай, мать Россия,
Настал наш черёд:
В Герате, в Герате
Спасаем народ.

…В Герате, в Герате
Им будет расчёт.

К сведению читателя

Из воспоминаний командира 101-го мсп (1982-1984 гг.)
Неверова Владимира Лаврентьевича*
Герат расположен в огромной чаше, окаймлённой со всех сторон горами. С севера на юг с востока на запад город пересекают автомобильные дороги. Одна из них, называемая кольцевой, связывает Кабул, Кандагар, Герат и Мазари-Шариф, другая тянется в советскую Кушку, а третья – в иранский город Мешхед. Среди Герата весёлым пятном выделяется зелёный оазис, дальше к окраинам зелень тускнеет, а за городом до самих гор простирается равнина, густо изрезанная сетью пересохших речушек, каналов и арыков. Герат является центром одноимённой провинции и по афганским меркам довольно большим городом с населением в 167 тысяч человек1. Но, пожалуй, только две улицы вдоль основных дорог можно назвать улицами. В остальном же, местность застроена хаотически, узкие улочки, переулки, тупики – похоже на загадочный лабиринт. Дома, как правило, в один и два этажа, упрятаны за высокими дувалами, придавая городу мрачный вид. На этом фоне особенно ярко выделяются мечети, главной из которых является мечеть Джамегерат. Главенствующая над городом крепость, построена на возвы-шенности. 

* Неверов В. Л. Указ. соч. С. 147.

VI
Чуть южнее от Герата
Встал советский гарнизон.
Жил сначала бедновато,
Да обжился как-то он.
Точным вряд ли буду в датах,
Но в годах восьмидесятых,
Шёл когда четвёртый год,
Подбодрился тут народ,
Коль палатки и землянки
Стали малость отмирать:
В модуля`х-то благодать –
Первобытные стоянки
Обретали вид иной
Коммунально-бытовой.

VII
В ППД стояли кучно
Третий горный батальон
И т.д., кому докучно
Гнать на трассе самогон.
Остальные батальоны –
Все вторые эшелоны
От Шинданда, <мать яти…>,
До самих Турагунди:
Им задача – быть в охране,
На заставах не хандрить.
Пролегла бетонки нить,
Коль смотреть её на плане,
Очень криво: видно, пьян
Был чертёжник-хулиган.

VIII
Это видно в Интернете
(Адреса весьма просты*),
Коль сегодня не в секрете
Те заставы да посты:
Вон смотри, как из тумана,
Вышли Мирканат, Парвана,
Вот Чукур, Тахти Сафар,
Рядом Бандабогухар.
Я бывал на этих точках
В силу службы – по делам,
Ночевал порою там.
Но в особых заморочках
Не участвовал, меж тем
Было несколько проблем...

* Сайт полка:  http://101мсп.рф/ http://101msp.ru http://101.int.ru

Против правил VI

Пусть не держал стрелок в расчёте
Такую дружбу... Невзначай
Попала пуля на излёте
Ко мне за ворот – ая-яй!

Металл кровавых мет не ставил
И мне отдал своё тепло.
Должно быть, это против правил,
А может, проще – повезло. 

Афганистан, г. Герат,
101-й мсп, СЗ № 7,
1984 год

IX
В акварелях сновидений
Полк и нынче предо мной –
Вот ряды подразделений,
Хлебзавод, барак штабной,
Банька наших инженеров,
Общежитья офицеров,
Вон столовых ЦРМ*,
ДЭСка** новая совсем.
Парк для техники военной,
Помещенье ПМП***,
Где какой-то ДМБ
Наглой надписью настенной,
Крах буржуям предрекал:
Видно, службе был финал2.

* Цельно-разборные модули.
** Дизельная электростанция.
*** Полковой медицинский пункт.

X
Саня Выродов3 начмедом
Состоял в полку тогда.
Слыл немного самоедом
И чистюлей завсегда.
Хладнокровен, безотказен,
По характеру – не Резин,
То бишь Стенька атаман,
Звёзд? – четыре – капитан,
Позже вышел он майором.
Кстати, рейды не считал,
Свой гонял медперсонал,
Хоть и не был горлодёром:
Кто он? – доктор фронтовой,
Наш товарищ боевой.
 
XI
Клуб полка: библиотека,
«Дружбы комната»* при ней,
Кинозал плюс два отсека
Под намеченный музей –
Всё Атунина4 работа
Да чуток моя забота,
Коль, как старший офицер,
<Драл...> его за интерьер
И по делу, и без дела;
Впрочем, чаще – поделом,
Да случалось – матюгом.
Отойдя от беспредела,
Говорил: «Простишь, Колян,
Так за мною ресторан!»
 
* Комната советско-афганской дружбы.

XII
Вот широкая площадка –
Это плац наш строевой,
Сосен свежая посадка,
Хоть полно проблем с водой.
Рядом с плацем, рядом с клубом
Взгромоздился жизнелюбом
На высокий постамент
Бэтээр, как монумент.
Знамо дело, инвалидом
По подрыву списан в хлам,
Но однако служит нам
Не абстрактным реквизитом –
Номер части на боку:
«Честь сто первому полку!»

XIII
За стенами капониров
Промелькнули артсклады,
Недалече – для мундиров
И с припасами еды,
Где-то рядом Новосёлов5
Без особенных приколов
И как будто без проблем
Склад поставил ГСМ.
Впрочем, с ним проблемы были,
Коль трофейным питиём
Уложил народец в лом:
В том этиле и метиле6
Погоняло – «пьяный полк» –
Это старый кривотолк.

XIV
Да прошли тогда разборы,
Будто вновь НКВД
Хапнул власть на приговоры,
Партвзысканья и т.д.
Ну, понятно: «Смерть шпионам!»
Но кой <ляд...> сухим законом
Унижать офицеро`в:
Наломали столько дров!
Впрочем, речь о том позднее
Мы подробней поведём,
Чтоб не вышел суп с котом,
Чтобы критики-пигмеи
Вдруг не начали базар,
Мол, с повтором мемуар.

XV
Песнь пою о том, что вижу,
Как степной певун – акын.
И туда направлю лыжи,
Где знакомых тьма картин:
Мне так проще, вам? – не знаю.
Но готовлюсь к нагоняю,
Мол, об этом позабыл,
Здесь чуток не угодил.
Коль претензии большие,
Предлагаю вариант:
Бросьте этот фолиант
И слагайте-ка иные
Мемуары о войне –
Мо`зги не <хрен...> пудрить мне!

XVI
Нынче как оно, ребята? –
Всяк обозник на понтах,
А для старого солдата
Времена настали – швах:
Только скажешь: «Нет запою!», –
Чтоб весёлою строкою,
Отделив котлет от мух,
Позабавить граждан слух,
Получаешь, мол, приплыли;
Типа ты – не генерал,
Да с три короба наврал,
И в таком отвязном стиле
Подаёшь материал,
Как никто не подавал.

XVII
Мне плевать на эти мненья
И на критиков <плевать...>:
Ясных мыслей изложенье –
Только это благодать.
Ну а, коль сие не любо,
Как сказал, пускай голуба
Нам представит свой рассказ.
Нам же надобно сейчас
Вновь вернуться в полк стрелковый,
В ППД его, точней,
Чтоб закончив побыстрей
Данный диспут бестолковый, 
Описать ещё чуток
То да сё по наш полчок.

XVIII
Вот столовка офицеров.
Может быть, зайдём, друзья? –
Тут для старших, то бишь сэров,
Здесь для младших – не князья:
Словно некая разводка
Пролегла перегородка
Между кастами бойцов,
Поделив мотострельцов
По просветам на погонах.
Впрочем, пища для стола
Из единого котла.
На тушёнке, макаронах
Был обычный рацион,
Со свежатинкой – пардон!

XIX
Помню, как прошло полгода
С пищей той – не ерунда:
Зубы поняли: «Свобода!» –
И гуляй туда, сюда. 
Стал от этой чертовщины
Пить активно... витамины,
К ним в придачу – чесночок,
Разумеется, лучок.
Целоваться не с кем было,
Потому не грех – духан.
Понемногу стал румян
И вернулась снова сила
В тело грешное моё,
Коль ещё пил мумиё.

XX
ЦРМ столовых рядом
Для солдат и прапоров.
Тоже здесь не шоколадом
Всех кормили – стопудов!
Пробу снимем, если надо.
Не желаете?.. – Досада!
Видно, трошки напугал,
Хоть такого не желал.
Но, по правде, если в целом,
С продуктовым тем пайком
Было, в общем, всё пучком:
Как же мог боец стать смелым,
Как идти мог храбро в бой
На желудок-то пустой?

XXI
И обуют здесь по норме,
Полевой дадут прикид,
Хоть нередко не по форме
Снаряжался индивид,
Выходя на боевые:
Тут критерии иные –
Лёгкость, ладность да комфорт.
До кроссовок и до шорт
Дело часто доходило:
Всяко было на войне,
Не забылось это мне.
Что стояло за мерило? –
То, что отдалит <пипец...>,
Не уста`вный образец.

XXII
Вот и наши <добро...>ступы
(Килограмма два – один,
Вид отвратный, очень грубы),
Сам с доплатой без кручин
Я махнул на суперберцы,
Что носили только перцы –
Наш советский военспец
И советник-удалец.
И от этакой обновки
Стал удобней мой прикид
И нарядней внешней вид:
Офицеру-то кроссовки –
Лишь для драпа да атак,
В ППД – неудобняк.

XXIII
На войну шёл по погоде –
Казээска* иль бушлат,
А случалось что в походе
Наряжался в маскхалат.
Рюкзачок имел трофейный
Не с того, что безыдейный,
Потому как сидор наш –
Это полный, <блин...>, пассаж!
Не носил бронежилета
Сам при этом никогда:
Ноги делать с ним – беда,
Хоть спасёт от рикошета,
Но в упор-то – до <звезды...>,
Так что лишние труды.

* КЗС – комбинезон защитный специальный (сетчатый), хорошо пропускавший воздух; казээска – обиход. 

XXIV
Впрочем, был при плавжилете*:
Магазины спрячешь в нём.
А ещё, что не в секрете,
Запихнёшь туда потом
Ф-1** да санпакеты,
Эргэдышки и ракеты,
А от сущей кутерьмы
Я совал туда дымы.
Только речь об этом рано,
Коли экскурс по полку
Всё закончить не могу,
Хоть пишу отнюдь не спьяна,
А по трезвому уму,
Продолжаю потому...

* Спасательный жилет из штатного комплекта оборудования БТР-70 для преодоления водных препятствий.
** Ф-1 (эфка – обиход) – ручная граната осколочная оборонительная, РГД – наступательная (эргэдэшка – обиход).

XXV
Вот хозяйство Теленкова7 –
Полковой наш полигон,
Где не скажешь, чтоб рисково,
Гнали крепкий самогон.
Стрельбы тоже здесь бывали,
Коли в нашем арсенале
Есть всегда боеприпас
На войну и про запас.
Здесь ещё стояла банька
При бассейне и парной,
Не хватало лишь пивной,
Коль ни пиво, ни таранька
Для клиентов тут не шли
Ни за чек, ни за рубли.

XXVI
Жаль не начал речь со штаба:
Здесь как будто мозг... полка.
Тут служить, потребна лапа,
Так сказать, Москвы рука.
Впрочем, это только шутка
Для хорошего желудка:
Тут совсем не нужен блат,
А железный нужен зад,
И таланты каллиграфа
Пригодятся заодно,
Остальное – неважно:
Списки личного состава,
Карты, графики и проч.
Здесь чертили день и ночь.

XXVII
«Весь зелёный, в... <где-то> ветка», –
То диагноз, не вина:
В штабе также есть разведка
(Видит, слышит всё она);
А ещё – начальник связи:
«Весь в пыли <и что-то...> в грязи» –
Суетится завсегда:
Связь – обычная беда.
Вот майоры Власов8, Скрипкин
И Таранченко – майор,
Тарабаев... – перебор?
Нет: ещё в майорах Цыпкин,
В общем, всякий здесь бугор
Носит звание «майор».

XXVIII
Кто начальник? – Мамаджанов9,
Из Чабанки пилигрим,
Не имел я вовсе планов,
Что в Герате буду с ним.
Коль твои однополчане
Повстречаются в Афгане,
Так служить всё веселей –
Сразу слышится: «Налей!»
Мы с ним вспомнили Одессу,
«Три пять семь» танкистов полк,
Размышляли, есть ли толк,
Сколь резону, интересу,
Чтоб туда вернуться в зад
С повышеньем, тьмой наград.

XXIX
Ах, Одесса, «ридна нэнька»,
Море Чёрное, вино...
Разумеется, частенько
Это видывал в кино –
В ярких красках сновидений.
Тихо в ткань стихотворений,
Порождаемых войной,
Заявлялся город мой
С южнорусским диалектом
И вкрапленьями иных
Изысков языковых.
Грех и дурь – назвать дефектом
Дивный здешний говорок:
В этом цимус, не порок!

XXX
Да писал стихи немного
Неуверенной строкой.
Относиться слишком строго
К ним не стоит: «за рекой»,
Там слагалось больше чувством.
Разумеется, искусством
Вирши те назовёшь,
Только в них не сыщешь ложь.
Сочинялось в жёстком стиле,
Грубый юмор, жёсткий тон:
На войне-то: «Миль пардон!» –
Вообще не говорили.
Впрочем, был привычен трёп,
Вот вам песня – старый стёб...

Был я молод, бесшабашен VII
(Из дембельского альбома)

Прежде я служил в Одессе-маме,
Где носил казённое сукно.
Как служил? Ну посудите сами –
Море, солнце, женщины, вино.
Был я молод, бесшабашен, братцы,
И дружил с девчонкою одной.
В том теперь вполне могу признаться,
Что хотел назвать её женой.

Где-то там, в районе Парашютной,
Наш тогда стоял гвардейский полк.
Всё путём, когда бы не паскудный
Тот интернациональный долг.
Мне она писала письма редко
То, что любит и как будто ждёт,
Между строчек намекнувши метко:
«Орденов ценнее в банке счёт».

Только я в том грёбанном Афгане
Вовсе не на заработках был
И хлебнул сполна на поле брани,
А не обживал далёкий тыл.
Оказался вновь в Одессе-маме.
Как невеста? – Замужем она:
За шальными погналась деньгами,
Вот какая ей была цена.

А любовь? Всё это наносное,
Коль не дождалась меня она.
Дело, в общем-то, весьма простое:
Счастье, что не мне она жена.
Нет, я вовсе не в накладе, братцы,
И разлуки нам порой нужны:
Понял я и вам хочу признаться,
Что бывает польза от войны.

...Понял я и вам хочу признаться,
Что бывает польза от войны.

XXXI
Черкануть про это важно
Было мне, но сказа нить
Отклонилась. То не страшно,
Что не так – прошу простить.
Как намечено в программе,
Я поведал вам устами,
А точней, почти пером –
И об этом, и о том.
Впрочем, думаю, немного
Полк посмотрим с высоты –
По периметру посты,
В центре вычертили строго
Модуля проспекты тут –
Незатейливый этюд.

XXXII
Но палатки и землянки,
Вижу, будто бы стоят.
В Интернете их останки
Вы найдёте без преград*,
Так что шибко не зевайте
И вперёд: всегда на сайте,
Что ведёт наш ЗНШ**,
Есть билет для вояжа.
Вас доставит за границу
Спутник быстро без проблем,
Мзды не требуя совсем,
Правда – не в Париж, не в Ниццу,
Но не хуже наш Герат –
Подтвердить готов стократ! 

* Бывший ППД полка можно наблюдать со спутника из космоса, зайдя на сайт 101-го мсп.
** Панов Игорь Вадимович.

XXXIII
Кстати, быстро там найдёте
В списках части строевой –
Кто в какой стрелковой роте
Шёл тогда отважно в бой,
Кто в какой был батареи:
Позавидуют музеи,
Потерявши вмиг покой,
Информации иной.
Также Знамя Боевое
Фотографией своей
Капнет на души елей
И напомнит фронтовое
Житие-бытье зараз –
То, о чём веду рассказ.

XXXIV
ШДК* откроем всё же.
Вот вам бронебатальон.
БУНИН С... теперь, похоже,
Генерал-полковник он.
А. ЖГИЛЁВ, майор ШАНДАЛОВ
Не дошли до генералов –
Не в обиду, не в укор.
Это кто ещё? – актёр...
Тот СИДИХИН, что Евгений,
Запись в книге: «Рядовой», –
Это нынче непростой,
Заслужённый. Вне сомнений,
Чтоб попасть в «сто первый» полк –
Был резон, имелся толк.

* Штатно-должностная книга.
К сведению читателя
Из воспоминаний командира 101-го мсп (1982-1984 гг.)
Неверова Владимира Лаврентьевича*
Особенно, низкий поклон и слова благодарности в адрес сержантов и рядовых, которые всегда были на передовых рубежах и в атаке, и в ходе блокирования, вели боевые машины и автомобили, обеспечивали надежную связь, оказывали помощь раненым, готовили пищу. Это единственная категория (рядовой) которому боевой приказ отдавать некому, кроме как самому себе. И свой приказ они выполняли с честью. За весь период службы в Афганистане я не знаю случая, когда кто-то струсил, смалодушничал, вызвал панику в ходе боя.

*http://101мсп.рф/index.php?option=com_content&task=view&id=129&Itemid=27

XXXV
За полком стояли горы,
Перед ним – шоссе в Герат,
Иль в Шинданд коню дай шпоры,
Где не жизнь – пансионат.
Там дивизия стояла,
Наш полчок минусовала:
«В МСД – козырна масть,
Негвардейской ваша часть!»
Мы обидок не держали,
Даже стали по чуть-чуть
Им в ответ пальчонки гнуть,
Мол, не вы на пьедестале:   
«Все Герои “пикника”
Со сто первого полка!»
К сведению читателя
Герои Советского Союза,
удостоенные данного звания в рядах 101-го мсп 5-й гв. мсд
Кучкин Геннадий Павлович, 1954 года рождения, выпускник Ульяновского гв. ВТКУ 1975 г. Заместитель командира 3-го мсб по политической части, капитан. Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1983 г.   
Пугачёв Фёдор Иванович, 1954 года рождения, выпускник Ташкент-ского ВТКУ 1975 г. Командир разведывательной роты, далее – начальник разведки 101-го мсп, капитан. Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 января 1983 г.
Неверов Владимир Лаврентьевич, 1945 года рождения, выпускник Бакинского ВОКУ 1966 г. и ВА имени М. В. Фрунзе 1978 г. Командир 101-го мсп в 1982-1984 гг., полковник. Звание Героя Советского Союза присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 февраля 1984 г.   

XXXVI
В том, что полк стоял отдельно,
Были всё-таки плюсы`,
Ведь начальство беспредельно
Не совало к нам носы –
Не точило шибко лыжи,
Быть к опасностям поближе:
«Без начальства проживём,
Вот без кухни – нипочём».
Но московские артисты
Не являлись также к нам,
Зная здешний тарарам,
Коль душманские солисты
Каждодневно по часам
Цирк утраивали нам.

XXXVII
Впрочем, счёты все отбросив,
Я напомню: шла война,
Но бывал Кобзон Иосиф,
И артистка Чурсина.
Коль воскликните: «Иди ты!» –
Так припомню, был Эдиты,
То бишь Пьехи, здесь концерт
Негвардейцам на десерт.
Проходило это мило,
И Герат свой делал взнос
Изобильем здешних роз,
Коль Судьба благоволила.
Да! Цветочки-то – ей-ей! –
Войсковой, считай, трофей.

XXXVIII
А цвели они в отеле,
Где советников толпа
Мяла чистые постели,
Принимала ванны, SPA.
Проживали с ними жёны,
Значит, «пушки заряжёны»:
<Основной...> вопрос решён –
Съешьте, граждане, лимон!
Про советников отдельный
Повести бы разговор:
Если кратко – выйдет вздор.
...Коли будет день бездельный,
Напишу чего-нибудь,
Кое-что приняв на грудь.

XXXIX
Впрочем, всё-таки два слова
Или три о них скажу:
Мушавером* быть – фартово,
Но меж нами здесь межу
Провела Москва-столица.
Вот раздорная таблица:
Чеки – нам, они с баблом,
Мы без баб, они с бабьём.
Да ещё такое дело:
Что у них? – рабочий день,
Нам – сплошная хренотень
Без просвета, бес пробела
На отгул, на выходной –
Днём и ночью геморрой.

* Советником (дари).

L
В чём они? – в афганской форме,
Что у нас? – родной прикид.
Им вино и шнапс – по норме,
Нам?.. – сказал бы, только стыд
Не даёт мне это слово
Вслух сказать, хоть стопудово
Даст оно проблемы суть.
Да! Пора о розах чуть…
Роз полно в самом Герате:
За дувал* – и выбирай!
Если пулю невзначай
В зад получишь, то к награде
За весёлый сувенир
Вас представит командир.

* Глинобитный забор, иногда в значении дом, жилище.

LI
Сам такое как-то дело
Я с бойцами провернул,
Но осталось целым тело,
Хоть случился «жидкий стул».
После акции бедовой
На моей хэбэшке* новой
Появилось дырок пять:
Заработал «яко тать».
Только личная дублёнка
Уцелела. Почему? –
До сих пор <в ум...> не возьму,
Ведь гератская «зелёнка»**
Не прощала баловство,
<Раздолбайство...>, шутовство. 

* Хлопчатобумажное обмундирование (сокращ., обиход.).
** Зона зелёных насаждений в населённых пунктах (обиход.).

LII
Роз набрал. Чего же дале?
Надо в полк доставить их.
Прежде, чем крутить педали,
Как при рейдах боевых,
Проявивши смётку, хватку,
Заверни цветы в палатку,
Чтоб на скорости большой
Не вопил вовсю: «Ой-ой!»
Потому как лепесточки
Мигом стебель оголят:
Этот грустный результат
По причине той, что кочки
Сотрясают бэтээр,
Дует ветер-флибустьер.

LIII
Розы, розы... – красотища,
А гератские – вдвойне!
Если был бы я купчищей,
Так по правильной цене
Промышлял вовсю цветами,
А своей прекрасной даме
Всё дарил бы тыщи роз –
И пошли б дела в разнос...
Да Господь не те таланты
Выдал мне по щедроте,
Но в афганской суете
Появились коммерсанты
Из отеческой среды
От обилья и нужды.

Примечания к третьей главе:
1 Герат –  третий по величине город Афганистана (по данным 2006 г. – 349 тыс. чел.). Таджики и фарсоязычные формируют большинство, есть пуштуны, хазарейцы, узбеки, другие нацменьшинства.
2 Речь об известном солдатском афоризме: «Дембель неизбежен, как крах капитализма».
 Выродов Александр – начальник медицинской службы полка (1984-1986 гг.), майор медицинской службы. В дальнейшем – преподавал в Военно-медицинском институте ФПС РФ в Нижнем Новгороде, полковник м/с.
4 Алтунин Николай Владимирович (1955 г.р.) – начальник клуба полка (21.08.83-24.07.85 гг.), капитан. Родом из Донецка, окончил ДВВПУСИВ, после ДРА убыл в КВО.
5 Новосёлов Иван Фёдорович – капитан (впоследствии – старший лейтенант, с чем связана история «титулования» 101-го мсп «пьяным»), начальник службы горюче-смазочных материалов полка в 1983-1985 гг.
6 Тогда разведчиками 12-го гв. мсп был захвачен караван, в котором для протирки направляющих РС находилось две двухсотлитровые бочки со спиртом. В счёт взаиморасчётов с соседями литров десять этого зелья было передано начальнику ГМС И. Ф. Новосёлову, который в свою очередь поделился с сотоварищами по полку. Как впоследствии оказалось, этиловый спирт был перемешан с метиловым. В результате случилось отравление, в том числе два человека погибло. С тех пор 101-й мсп стал «титуловаться» полком пьяным, а 12-й – вражеским.   
7 Теленков Евгений Анатольевич – подполковник (впоследствии – полков-ник), заместитель командира полка в 1983-1985 гг.
9 В 1984-1985 гг. в штабе полка служили майоры: ЗНШ – Таранченко Владимир Николаевич, начальник разведки – Власов Александр (с апреля 1985 г. – Тарабаев Владимир Павлович), ПНШ по строевой и кадрам – Скрипкин Владимир Юрьевич, начальник связи – Цыпкин Олег Яковлевич.   
9 Мамаджанов Мумим Мамаджанович – подполковник (впоследствии – генерал-лейтенант), НШ полка в 1982-1984 гг. До этого был командиром второго тб 357-го тп. С этого батальона автор пришёл в 101-й мсп.
« Последнее редактирование: Июнь 17, 2011, 02:10:05 от Admin »
С уважением, Панов И.В.

Владимир Кошелев

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 10
    • Email
Уважаемые однополчане, дорогие друзья! Ниже представляю Вашему вниманию четвёртую главу "Записок". Читайте, не соглашайтесь, критикуйте: буду рад Вашему неравнодушному отношению! :D 

НЕБОЛЬШИЕ ЗАМЕТКИ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ ДЕЛОВОЙ
И ПОХОДНО-ПОЛОВОЙ ЖИЗНИ
(Глава четвёртая)
I
Пусть одним война – войною,
Но другим-то – мать родна!
С этой истиной простою
Правда более видна:
Хитрый там обогащался,
Дурень – славно настрелялся;
Автор вовсе не со зла –
Из последнего числа.
Здесь напомню: той порою
Был не ведом рынок нам –
Лишь базара шум и гам
Знали мы. Само собою,
Тут хоть был феодализм,
Лик являл капитализм.

II
Вон его кривая рожа –
И ухмылка, и оскал,
И фирмо`вая одёжа,
И наличный капитал.
Дух стяжательства в людишках
Он драконил даже слишком,
Жизнью сладкою маня –
Вот какая <блин, фигня...>.
Здесь доступным всяко было –
Только руку протяни,
В чём подмогой кистени,
Револьверы, также сила –
Хитрость, наглость и расчёт:
Всё пускалось в оборот.

III
Есть давно такое мненье,
Как рождается навар:
Спрос являет предложенье,
Есть потребность – есть товар.
Точно так всё получилось,
Но ответьте-ка на милость
Мне на этакий вопрос:
«Главным в жизни – лавандос?»
Нет, друзья, не в деньгах счастье,
В их количестве... Пардон,
Это вражеский закон:
У советской нашей власти
С этим всё наоборот,
Что не так – на эшафот!

IV
Но запретами, конечно,
Не всегда решишь дела.
Дух наживы – это вечно:
Нет добра, коль нету зла.
Потому-то без печали
Барахлишко прикупали
И, не чувствуя вины,
Загоняли в три цены.
На союзном дефиците
Этот зиждился процесс –
Дел коммерческих ликбез
Тут на высшей был орбите,
В чём армейский интендант
Проявил большой талант.

V
В тех делишках ставши докой,
Он гешефт большой имел:
Совесть мукою жестокой
Не пытала этих ЧЕЛ*.
Только мазать чёрной краской
Всех не стоит, ибо сказкой
Мой получится рассказ:
Больше честных челов, да-с!
Но такой была система:
Вон хапспособ1 хоть возьмём –
Весь пронизан воровством.
Как решалась теорема?
«Возводи как хочешь дом.
Спишем все грехи потом!»

* Людей (сленг).

VI
Ту и ту сними проблему,
Проявив разумный пыл,
И впишись в такую схему,
Чтоб в тюрьму не угодил.
Интендант всегда в Афгане
Балансировал на грани
Неприятностей больших
Иль боялся сделать чих.
Так и так – не слава Богу!
Но юлой вовсю крутись:
Такова у тыльных* жизнь,
Мол, не строй-ка недотрогу –
Командиру подсласти:
Будешь временно в чести.

* Тыловик (обиход).

VII
И заезжему начальству
Дай бакшиш, налей этил:
Ближе всех стоит к нахальству,
К воровству армейский тыл.
Ни с того ли продавали,
Не боясь тоски в опале,
Что попало со складов?
Путь, конечно, был тернов:
Коль ребята-особиты
Обнаружат, хоть не злы,
Обували в кандалы,
Ведь у них ручонки чисты,
В головах – всегда пожар,
Лёд в сердцах – такой кошмар!

VIII
Также делали вольняшки*
Лихо бизнес той порой –
Производством пива-бражки,
Самогон гоня рекой.
Но такие были цены,
Что латинской нотабены
Не хватает – выдать суть:
Коль по-русски, просто ЖУТЬ!
Так немало состояний
Сколотил тогда Афган,
Их основою – обман,
А других – нет оснований. 
Впрочем, я – не прокурор,
Не завистник-крохобор.

* Или «вольняги» (обиход.) – вольнонаёмный персонал (рабочие и служащие) СА.

IX
Мы продолжим эту тему,
Говоря про алкоголь:
Тут же данную проблему
Только взяли на контроль.
Подчеркнуть, конечно, надо,
Чтобы стало больше лада,
Что легко охаять всех,
Но не нужен лишний грех:
Интенданты и вольняги,
Да и прочий элемент –
Это тоже контингент
Войск советских. Пусть в атаки
Не ходили, но они
Были нужными в те дни.

X
В турпоход за бакшишами
Чаще ездили в Кабул
В самоволку – между нами! –
Или в отпуск, иль в загул.
Там товаров разных валом,
Лишь плати скорее налом:
Глянь, лежит в дуканах сплошь
Дефицит, <ядрёна...> вошь.
Коли ждёт в Союзе баба,
Прикупи ей кой-чего –
Помаленечку всего:
Всех подруг задушит жаба,
Мол, счастливая жена
И на пользу ей война.

XI
Поясню, как будто в справке,
Что в Союзе не найти:
Вон трусы-неделька в лавке –
Страсть намёки, мать яти!
В каждой тамошней стекляшке
Джинсы, батники-рубашки
И японские часы –
Отстегни чуток пайсы.
Чай в коробках жуть отменный –
Это «Lipton» высший класс!
(А в пакетиках сейчас –
Гадость «Lipton» современный).
Для мамзелей и для мисс
Прикупи ещё сервис.

XII
Вот стоят магнитофоны,
Лучше «Шарпа» не найти.
«Панасоник»?.. – есть резоны,
«Сонька»? – тоже, мать <яти...>.
Впрочем, тут глядите зорко:
Лучше в лавке «Военторга»
Под гарантию возьмёшь –
Подождёшь, <ядрёна...> вошь.
Вон ещё есть авторучки –
Это «Чайна маде ин»,
Не тяни давай резин,
Штучек пять возьми до кучки:
Иль подаришь, иль продашь –
Не велик от них багаж.

XIII
Вот гранатовые бусы,
Вон лежат плоды гранат.
Бабьи блузы и рейтузы...
А осколочных гранат
Без того у нас хватало.
Ни с того ль из арсенала,
Из каптёрок и складов
Есть вещички для торгов?
Вон сгущёнка и тушёнка,
И сухое молоко
Здесь отыщется легко.
Между тем бачата* звонко
Задают базару тон:
«Командор, купи гандон!»

* От слова «бача» – мальчик (дари).

К сведению читателя
Из воспоминаний командира птв 3-го мсб 101-го мсп (1984-1986 гг.)
Гатауллина Инзара Анасовича
В центре Герата то там, то тут торговали лепёшками, виноградом. Сновали вездесущие мальчишки, предлагая кока-колу или выпрашивая «бакшиш» (гостинец, подарок) у советских воинов.
Иногда проходили вооружённые люди в форме – солдаты афганской армии. По улицам разъезжали «мерседесы»-грузовички с множеством наклеек на ветровом стекле, сновали жёлтые легковые такси и изредка проезжали автобусы с деревянными кабинами и пассажирами, набитыми в салоне и даже сидящими на крыше.
В местном дукане (магазин, лавка) бросается в глаза обилие товаров - джинсы, рубашки, цветные тряпки, ручки, часы и многое всего прочего.     

XIV
Да в Герате также были
Дукандорские ряды,
И торговцы голосили
Без наездов и вражды.
Но понятно, что в столице
Можно лучше прицениться
Плюс ещё такой момент –
Богатей ассортимент.
Там и тут приобретали
Офицеры, прапора,
Что предложит ДРА.
При торговом ритуале
Шум огромнейший стоял,
Будто буйствовал скандал.

XV
Это требовал обычай:
Коль пришёл, торгуйся вдрызг.
Здесь не надобно приличий,
Допускался даже визг,
Крик стоял весьма великий:
Голосистый, многоликий
На Востоке всяк базар
Лихо впаривал товар.
Делал он делишки стильно –
Не одесский наш толчок! –
Но подсовывал брачок,
Если щёлкнул клювом сильно.   
Навещала мысль тогда:
«Ни одной ногой сюда!»

XVI
Проезжая как-то мимо
Адраскана* – на Шинданд,
Увидал плакат Касыма:
«Самый честный коммерсант!»
Я не знаю, так ли это,
Но набрал авторитета
Этой надписью простой
Тот пройдоха, Боже мой!
Мы смеялись, словно шуткой
Данный был рекламный трюк,
Мол, каков хитёр урюк.
Но, пожертвовав минуткой,
Нет да нет, да навестим:
«Как дела идут, Касым?»

* Кишлак между Гератом и Шиндандом. ППД 68-го оисб (в/ч пп 83593) 5-й гв. мсд.

XVII
Покупалось всё за чеки
Иль валюту кто менял:
Дукандорщики-абреки
Поощряли криминал.
Чеки – это не дензнаки,
Но ценнейшие бумаги:
С ними вам окажут честь –
Для чего «Берёзка» есть.
Впрочем, эти магазины
В основном – в СССР.
Хоть дуканщик – маловер,
Но имел свои причины
Чеки хапнуть за товар:
Всё равно имел навар.

XVIII
Про валюту есть вопросы?
Тут афгани – местный нал,
То бишь здешние баблосы,
За двадцатку – чек стоял.
Правда, <блин...>, такое дело:
Безопасность всех имела,
Коль узреет на руках
Вдруг валюту – сущий страх!
С чеком проще: на зарплату
Выдавал, скорбя, начфин –
Редкий жмот и сукин сын! –
Я ему в окно гранату
Как-то бросить обещал,
После – выписал хорал...

Всюду чеки! VII

Всюду чеки, чеки, чеки,
И афошки* здесь в ходу:
С ними выйдешь в человеки
И забудешь про нужду.
Чеки есть, и ты, как барин,
Одеваешься в джинсу,
Твой прикид всегда шикарен,
Как положено тузу.

* Или афонии – обиходное название афганей.

И любовь тебе навеки
Здесь предложат наперёд,
Коль за ласки бабам чеки
Дашь по полной под расчёт.
Чеков нет, и ты – никто тут,
Для тебя дуканщик – хан.
И взашей турнуть здесь могут,
Коли с дыркою карман.

Деньги – вот источник власти,
Деньги – гордость, не позор:
Наш начфин – главнейший в части
Не по чину, а как вор.
У него златые зубы
И три ордена рядком,
<Бэ…> его две носит шубы.
Ну да ладно! – Что о нём?

Всяк обозник тут в почёте:
Кто с афонями – халиф.
А в спецназе и пехоте
Не до жиру: был бы жив.
И в Союзе нынче тоже,
Без бабла не сделать шаг:
Провожают по одёже, –
Раньше было всё не так.
 
Всюду чеки, чеки, чеки,
И валюта здесь в ходу:
С ними выйдешь в человеки
И забудешь про нужду.

...С ними выйдешь в человеки
И забудешь про нужду.

XIX
Было разное, ребята,
В той афганской стороне,
Коль в окрестностях Герата
Послужить досталось мне,
И в самом душманском граде
Быть пришлось не на параде
С красным флагом на броне:
Часто видится во сне,
Как пылают бэтээры
В узких улочках зараз,
Как в упор стреляли нас –
Цели здесь не из фанеры:
Коль кровавый трудодень,
Пули звякали: «Трень-брень!»

XX
Милосердно и жестоко
Низводя кого-то в нуль,
Мы в ответ палили много:
Что жалеть снарядов, пуль?
Этой следуя дорогой,
Не губя мозги морокой,
Всяк солдат дожить хотел
Для иных достойных дел –
До отчаянных прогулок
Под российскою луной
С девой юной. А порой,
Коли шум войны не гулок,
Представлялся отчий дом,
Папа, мама... – что о том?

XXI
Офицеру быт семейный
Заявлялся, коль женат –
Совершенно безыдейный
Данных снов бывал формат,
Где отдельно по программе
Крупным планом в панораме
Откровеннейший интим –
Так да сяк, и так хотим!
Но куда девать гормоны,
Этот, <блин...>, тестостерон?
В баб из ластика, пардон,
Были б многие влюблёны,
Но резиновых мадам
Не давали вовсе нам.

XXII
Знаю, выставят виною,
Что не в ту поехал степь.
Мол, и нынешней порою
На уста потребна цепь,
А в придачу клюнут в темя:
«Секса не было в то время
Ни в советской стороне,
Ни тем паче на войне!»
С тем не можно согласиться.
В том, надеюсь, также прав,
Что наш воинский Устав2,
Прямо каждая страница,
Кама Сутры-то – ей-ей! –
Будет явно посильней.

XXIII
А возьмём стихосложенье,
С чем рифмуется любовь?
Очень странное стеченье
Обстоятельств, ибо – «кровь».
Да стоят частенько рядом
То и то с кромешным адом.
Исключением Афган –
Вдарим громче в барабан?..
Ни к чему мне небылицы
Вам за правду выдавать:
Говоря про злую рать,
Как же можно обходиться
Без любви вполне земной? –
За неё ходили в бой!
 
XXIV
Пусть с огромнейшим наивом
То, что ранее слагал.
Но с огромным позитивом
Тот былой материал,
Мной написанный об этом.
Стих давнишний не секретом,
Коль с «Окопной правдой»* вмиг
Он читателя достиг:
Строф рядок многотиражкой**
Напечатан был тогда
И умчался в никуда
Иль куда-то вольной пташкой,
Песней выпорхнув потом
(Примечанье3 есть о том)...

* Ироничное обиходное название армейских газет. 
** Опубликовано в газете «Гвардеец» 5-й гв. мсд (ДРА, 1985 г.).
 
Звезда моих дорог VIII

Звезда моих дорог! То ласково, то строго
Ты озаряешь путь моей судьбы простой.
Пуская нелегкою солдатская дорога,
Но ты всегда со мною сердцем и душой.

Ты знаешь, быт мещанский я не принимаю:
Тоска, пресыщенность – удел совсем не мой.
И потому я вновь дорогу выбираю
И снова отвергаю праздность и покой.

И потому нам вновь назначена разлука –
Прощанья, встречи, расстоянья, поезда.
Мы одолеем всё, моя жена-подруга,
Звезда моих дорог! Ты светишь мне всегда.

Разлуки наши строгим отданы приказом
И в списке послужном печатью скреплены.
Мы горести при встречах забываем разом,
Хотя объединяют чаще наши сны.

Для нас разлуки – лагеря и полигоны,
Афганистана ныне скорбь, беда и боль,
Что звёзды мне защитные вплели в погоны
И вбили на погоны ратных будней соль.

Я ухожу... Я ухожу, чтоб возвращаться:
Судьбу мою вершат присяга, совесть, долг.
Труба зовёт! И должен первым я подняться,
Чтоб вновь и вновь в атаку поднимался полк.

Марш, марш вперёд пока на свете есть ненастья,
Бушует шквал свинцовый и горит земля:
Мне очень мало только собственного счастья,
Но знаю я, поддержишь ты, поймёшь меня.

И потому пускай да здравствуют разлуки,
Пусть будут ожидания и встречи вновь:
В них чашей полной жизнь без праздности и скуки,
Судьба в них наша кочевая и любовь.

XXV
Да, не проще было жёнам,
Что в Союзе без мужей:
Иль останься эталоном,
Или снова стань ничьей.
Им дано соблазнов больше
И, чем длилось это дольше,
Тем сильней штормил невроз
Да на верность падал спрос.
Жизнь есть жизнь: куда деваться? –
В ожиданьи похорон
Всяко было, миль пардон:
Там всё рядом... Тут же, братцы,
Наскочил ГЛАВПУР* на мель,
Коль отсутствовал бордель.

* Главное политическое управление СА и ВМФ.

XXVI
Мне недавно намекали:
«Сократись маленько тут
И давай крути педали
На проторенный маршрут!»
Даже, мол, американцы,
Хоть отменные поганцы,
Но терпимости домов
Нет имею – стопудов! –
В “US army” той треклятой.
Нет у нас таких проблем.
Смакованье данных тем –
Дело прессы желтоватой:
«Меряй фиговый листок,
Чтоб слагалось между строк!»

XXVII
Между строк?.. Оно привычно,
Безопасно да притом
Алогично и тактично –
Как бы, в общем, ни о чём.
Мне б в корректную Европу
Иль конкретней – прям... <к Эзопу>
Надо сбагрить без досад
Тех советчиков отряд;
Ибо не устал стараться
Людям правду говорить
Откровенно, мать <ятить...>!
Так на чём запнулся, братцы? –
«Наскочил ГЛАВПУР на мель,
Коль отсутствовал бордель...»

XXVIII
Но имеются связистки,
Поварихи, фельдшера,
Медсестрички, машинистки,
Продавщицы... – на «Ура!»
Ни одной средь них ужасной:
Василисою Прекрасной4
Представлялась баба тут –
Быта редкий атрибут:
«На безрыбье щука – раком».
Или всё наоборот? –
Женский пол наперечёт,
Отчего законным браком
Кто-то жертвовал порой
Пред походною женой.

XXIX
Заводили их штабные
(Этих самых ППЖ)
И начальники другие,
Что не с голой были «Жэ» –
Кто в тылах сидел надёжно,
Приворовывал безбожно,
Либо был не ротозей:
От войны имел трофей.
Но случалось, что в Кабуле
Штампы ставил консул наш,
И семейный капал стаж
С той минуты, а под пули,
Давши вольных три денька,
Возвращали муженька.

XXX
У кого-то получилось
Сохранить афганский брак,
С кем-то горе приключилось,
Коль не вышел из атак.
Тех семей распалось много:
Очень разною дорога –
Там причина, здесь предлог,
Хоть везде один итог.
Никого не попрекаю
И тем паче – не сужу,
Но не вешаю лапшу:
О насущном рассуждаю –
Как писал Афганистан
Незатейливый роман.

XXXI
Но хватало и «чекисток»5,
Кто за чеки – ноги врозь.
Здесь, конечно, кэгэбисток
Я не трогал, коль насквозь
Были все они идейны.
Кто тогда прелюбодейны? –
Кобели: вся в этом суть –
Род мужской, не обессудь!
Но, по мне, ругать негоже
Ни любовь, ни перетрах:
Автор – тоже не монах! –
И не станет корчить рожи,
А тихонько пропоёт
Кое-что на этот счёт... 

Где же ты, моя Одесса? IX

Где же ты, моя Одесса –   
Море, женщины, вино?
Я, твой баловень-повеса, 
Не видал тебя давно:
По пустыням, перевалам
С полной выкладкой «Вперёд!»
Чтоб афганским феодалам
Предъявить к оплате счёт.

Повоюешь так с полгода –
Здравствуй, спермотоксикоз!
«Бабу! – требует природа –
Иль хотя бы пару коз».
Только здесь интимной жизни
Не имеет наш боец:
«Честно долг отдай Отчизне
И не думай про... конец!»

Нам пример – товарищ Сухов,
Хоть имел свой бардачок,
Но долбил одних лишь духов,
А любовь-то – в кулачок.
Впрочем, водятся здесь киски:
Всё известно, что по чём,
Только могут вас «чекистки»
Наградить и триперком.

В этом плане Робинзону
Так жилось, считайте, всласть:
Коз имел, имел персону –
Ту, что Пятницей звалась.
Где же ты, моя Одесса,
Молдаванка и Фонтан? –
Из интимного процесса
Исключил меня Афган.

...Из интимного процесса
Исключил меня Афган.

XXXII
Феминистки взыщут строго,
Но с поэта что возьмёшь?
Он пошлил не очень много,
Да история – не ложь.
Дрязги вытерпим, ребята,
Но, по правде, также надо
Рассказать ещё о том,
Что бывали под огнём
Наши женщины в Афгане,
Как они несли свой груз
И «двухсотыми» в Союз
Улетали на «Тюльпане»*:
Тяжелей мужчин – вдвойне
Им досталось на войне.
 
* Условное наименование самолёта ВТА, предназначенного для перевозки «груза двести».

XXXIII
Пуля – дура, как известно,
И мозгов у пули нет:
Дело делала бесчестно,
Без разбора столько лет.
Коль военных бьёт – понятно,
Хоть не скажешь, что приятно,
А гражданских бьёт зачем? –
Это было между тем:
Гибли женщины в колоннах,
При обстрелах в городках –
Зло срывал порой Аллах
На девицах и мадоннах,
Что искали счастье там,
Помогая выжить нам.

XXXIV
Что ещё сказать об этом? –
Посмотрите на себя
Только правильным лорнетом
И нисколько не скорбя
О своей несчастной доле,
Потому как женской боле
Нет печальнее Судьбы.
Верю, что не все дубы,
Потому мечты о счастье
Им не выставят виной:
Бились мы с одной бедой,
Против общего ненастья,
Хоть различный был удел –
Кто бы так ещё сумел?..

XXXV
Как обычно той порою,
Медицинская сестра
Всё лошадкой ломовою
Пашет с ночи до утра;
Днём не ведает покоя,
Коль доставят с поля боя
Изувеченных солдат –
Весь в запарке медсанбат.
Блок тифозный, в хирургии
Без неё – считай, без рук.
Почему бы тех заслуг
Не признать у нас в России?
Разобраться в том пора:
Получается мура...

XXXVI
Доктор в армии – мужчина,
При чинах военных он.
Остальная медицина –
Это женщины. Пардон!
Почему мужик в героях,
Коль медсёстры-то в изгоях?
Льготы, почести – одним,
А забвение – другим.
Непонятно это дело,
Если прямо – сущий стыд:
Женский подвиг позабыт
Не без умысла, умело!
Феминистки тут молчат,
Я за баб стараться рад.

XXXVII
Я всегда за них горою,
Сколь на то хватает сил.
Почему? От вас не скрою:
Женщин искренне любил
И люблю – покой неведом
Ночью, днём, зимой и летом,
Хмурой осенью, весной –
Дивной, чудною порой.
...Вот сейчас в Госдуме снова
Встал о женщинах вопрос –
И помчал бардак в разнос
Зло, цинично, бестолково:
«Льготы бабам? Ни за что!»
Поясню, судачит кто.

XXXVIII
Голосят не диссиденты:
Их прижучили давно.
Это взвились импотенты,
С ними также заодно
Возбудились гомосеки:
Есть такие человеки
В центрах власти на Руси –
<Тьфу ты...>, Господи еси!
Но, надеюсь, что немного
Этих особей в ГД,
В «Доме белых» и т.д.
Приглядимся, впрочем, строго,
Кто да как, <ядрёна...> мать,
Будет здесь голосовать.
 
XXXIX
Если давит «Против!» кнопку,
Сразу ясно кто такой:
Или любит парень в... <трёпку>,
Иль мужчина никакой.
А с подобными б... <людями>
(Это ведаете сами)
Надо прямо говорить,
Как в пехоте, мать <ятить...>:
...Коли б там слагал я речи
Сплошь салонным языком,
Посчитали б м... <дураком>
И послали бы далече
По интимным адресам,
Но покамест не был там.

L
Потому язык пехотный
Вы не ставьте мне виной:
Недолётно-перелётный
На войне язык иной.
Этот выстрел – прямо в точку,
Не допустит проволочку,
Огорошит, подбодрит,
Выбив пыль из-под копыт.
Он цветаст, многоэтажен,
Кучеряв, <ядрёна...> вошь:
То не мысли – чувства сплошь.
Ну а то, что – эпатажен,
Что порой влечёт конфуз –
Это ставим только в плюс.

 
Примечания к четвёртой главе:
1 Или хозспособ (хапспособ – обиход) – армейская практика тех лет, когда командиром ставилась задача построить объект из подручного (фактически – ворованного) материала.
2 Армейский афоризм: «Самая сексуальная в мире книга – воинский Устав, потому как там в каждой главе, на каждой странице… <совершается половой акт>».
3 Эти стихи впоследствии были положены в основу одноимённой песни, музыка к ней написана моим добрым товарищем, ветераном войны в Афганистане полковником Александром Мордовиным. Вот её текст:

Звезда моих дорог! То ласково, то строго
Ты озаряешь путь моей судьбы простой:
Пусть нелегка порой солдатская дорога,
Но ты всегда со мною сердцем и душой.

Припев:
Звезда моих дорог, звезда дорог!
Пускай идут года.
Звезда моих дорог, звезда дорог!
Ты светишь мне всегда.

Ты знаешь, быт мещанский я не принимаю,
Ведь скука и пресыщенность – удел не мой.
И потому я вновь дорогу выбираю
И снова отвергаю праздность и покой.

И потому нам вновь назначена разлука –
Прощанья, встречи, расстоянья, поезда –
Но ты, моих побед, моих невзгод подруга,
Звезда моих дорог! Ты светишь мне всегда.

Припев.

Разлуки наши строгим отданы приказом
И в списке послужном печатью скреплены,
Мы их с тобой при встречах забываем разом,
Хоть чаще нас объединяют ночью сны.

Припев.

Звезда моих дорог! То ласково, то строго
Ты озаряешь путь моей судьбы простой.
Пусть нелегка порой солдатская дорога,
Но ты всегда со мною сердцем и душой.

Припев.

...Звезда моих дорог, звезда дорог!
Ты светишь мне всегда.

4 Сказка от офицера спецназа «По Бабу Ягу, Змея Горыныча и Кощея Бес-смертного»:
Вызвали в военкомат Змея Горыныча, Кошея Бессмертного и Бабу Ягу. Провёл с ними замполит майор Иван Дураков разъяснительную и задушевную беседу об интернациональном долге, необходимости исполнить все задания родной коммунистической партии и советского правительства. А потом предложил поехать в Афганистан: летчиком-штурмовиком – Змею Горынычу, сапёром – Кощею Бессмертному и официанткой – это, разумеется, Бабе Яге. В случае отказа присутствовавший во время встречи очень специальный представитель особого отдела Комитета Глубокого Бурения при Совмине СССР майор госбезопасности Петро Хитриченко грозил всей троице самыми тяжкими карами – лишением партийных билетов, ссылкой в Тмутаракань. Обещал даже на всю оставшуюся жизнь сделать их напрочь невыездными, да ещё и бесплатную путёвку в солнечный Магадан лет эдак на десять.
Куда деваться бедолагам? И полетели они в грузовом отсеке самолёта военно-транспортной авиации Ан-12, на борту которого почему-то было написано «Аэрофлот», за тридевять земель в басурманскую демократическую республику долг свой интернациональный исполнять, хотя вроде бы никому и ничего особо не задолжали. Прошёл ровно год и встретились они на кабульской пересылке по дороге в отпуск в Союз.
– Всё! – сказал Змей Горыныч, – Обратно я больше не ездец: духи «Стингером» подбили левой крыло, а крыло правое – из зенитки в дуршлаг превратили. К тому же эти нехристи из ДШК хвост мой продырявили в нескольких местах. Никакой жизни нет из-за этой сволочной службы. Пускай лучше буду невозвращенцем и дезертиром, чем гнить мне в сырой басурманской землице не пойми за какой там интернациональный долг.
– Да, – добавил Кощей Бессмертный, – я, хотя, конечно, и бессмерт-ный, но не в моём возрасте жизнь такую вести. Вон давеча юбилей у меня – пятисотлетие. Не молоденький, так сказать, понимаешь? А здесь каждый день меня многогрешного по несколько раз подрывают на минах и фугасах, да ещё из гранатомёта лишний раз засандалить норовят.
На этом Кощей тяжело вздохнул и продолжил:
– К тому же старшина ротный, сквалыга и негодяй редкостный, сказал, что взамен испорченной новую форму выдавать мне больше не будет. Мол, на таких не напасёшься. Вот и хожу теперь весь оборванный и разорванный. Нет, друзья, оформляюсь на пенсию по инвалидности, а обратно я больше не ездун!..   
В знак сочувствия Кощею жалостливый Змей Горыныч по-товарищески несильно хлопнул того по месту, где раньше у Бессмертного была рука. А потом обратился с вопросом к своей старой подруге:
– А ты, что скажешь, Баба Яга? 
– Это в Союзе я Баба Яга! – с возмущением одёрнула Горыныча Яга. – А в Афгане я… – Василиса Прекрасная!
5 Речь о женщинах, оказывавшие известные услуги за чеки ВПТ. Данное (кстати, крайне незначительное!) явление, увы, существовало. Однако со-вершенно не стоит возводить его в абсолют или расширять границы оного до неограниченного числа персон. Грех был бы и об этом умолчать. Изучение вопроса о том, какую из сторон здесь следует полагать в большей степени виновной, также не является предметом данной публикации: «спрос рождал предложение». Очевидно, было бы странным, если этого при данных обстоятельствах вообще не существовало.