Два бойца - 101 Мотострелковый полк

Два бойца

Два бойца

 

Летний вечер в санатории. На лавочке сидят двое: седой старик преклонного возраста и относительно молодой мужчина, оба ветераны: один Великой Отечественной войны, другой Два бойца.

-  афганской. Оба инвалиды.

            «Дедушка, а где вы руку потеряли?» обрадовавшись возможности рассказать о своей боевой юности, Виктор Семенович начал издалека…

            «Когда началась война, был я молод для призыва. Работал в колхозе. Пахали землю на коровах. Возили на быках зерно на хлебосдачу. Жили одной целью: все для фронта, все для победы.

            Летом 1943 года призвали меня в армию. Две недели обучали военному делу в Акмолинске и на фронт. В пути наш эшелон бомбили. Часть солдат погибла, так и не овевав. Попал  я на Орловско-Курский выступ, к самому началу Курской битвы, под Прохоровской не был. Да и не танкист я вовсе. Пехота – царица полей. Досталось и нам тоже. Вначале оттеснили нас немцы километров на 10-20, но потом мы перешли в контрнаступление и погнали фрицев на запад. Освобождал Киев. Начало ноября, а надо форсировать Днепр. Речка широкая. Это наши Тобол, Ишим или Убаган. Переправочных средств не хватало. Переплывал что на чем. В ход шли доски. Бревна и прочее. После Киева ожесточенные бои под Житомиром. Далее Карпаты, Львовско-Сандомирская операция. Тяжелые бои у озера Балатон в Венгрии. Закончил войну в Вене, столице Австрии. Каждая большая боевая операция – настоящая мясорубка. Потери мы несли огромные. Но я, за два года моей войны ни разу не был ранен, не получил ни одной царапины.

            Летом 25-го наш полк перебросили по железной дороге на Дальний Восток. Паромная переправа через Татарский пролив на Сахалин. Юг острова был оккупирован японцами. Понастроили они там заводов. Фабрик, железных дорог.. привезли корейцев в качестве дармовой рабочей силы. Остались те корейцы и после войны.

            8 августа советский Союз объявил войну империалистической Японии. Советские войска перешли в наступление. Наша рота должна была отбить у противника деревообрабатывающий завод. Дрались самураи отчаянно. Засели на эстакаде. С металлического  бункера бил пулемёт. Пули отскакивали от толстого железа, как горох от стенки. Ликвидировать пулеметное гнездо можно было только с помощью гранаты. Нашлось несколько смельчаков. Нов се они погибли не достигнув цели. Обидно погибать в конце войны, но решил и я испытать судьбу. Подобрался к бункеру и обезвредил пулеметчика. Но и сам получил ранение. Не знаю: от пули или от осколка. Бункер был высоко над землей, граната взрывается через 3-4 секунды после броска. Рванула в воздухе и, может, один из осколков и мне достался. Не знаю. Хорошо, что рядом был санинстркутор и оказал мне первую медицинскую помощь. Отвезли меня в медсанбат в Южно-Сахалинск. Потом госпиталь в Хабаровске. К ноябрьским праздникам блы уже дома. Ну, а у тебя как получилось?»

            И Виктор – младший – поведал свою историю:

(здесь скала)

 Два солдата. Две тезки. Два ветерана. У каждого своя боевая биография. Но есть и общее: верность присяге и воинскому долгу, готовность отдать свою жизнь за других, за Родину.

            27 миллионов жизней положил наш народ на алтарь войны. Красная Армия потеряла в боях 8 млн 400 тыс человек. Остальные 18 с лишним млн это мирное население. Часть погибла во время боевых действий. Других замучили в концлагерях и гестаповских застенках. Многие умерли от голода  на оккупированной территории. Немцы искусственно создавали дефицит продовольствия в крупных городах, вынуждая городских жителей переселяться в сельскую местность.

            В тылу люди работали по 12-14 часов в сутки. Недоедали, недосыпали и умирали.

            Вечная, светлая память тем, кто отдал свои жизни во имя Великой Победы! Долгих лет жизни и доброго здравия ныне живущим участникам Великой Отечественной войны и труженикам тыла.

 

Конюшин Александр Петрович,

 Март-ноябрь 1980 г.в/ч п/п 35611  Баграм.