Пять дней антитеррора - 101 Мотострелковый полк

Новости

Пять дней антитеррора

18.06.2015


28 лет назад была создана Группа специального назначения КГБ СССР «Вымпел»

Александр ТИХОНОВ, «Красная звезда».

 

Газета "Красная Звезда"/ 19 Августа 2009/ Герой публикации подполковник запаса Алексей Константинович ОРЛОВ (ДРА, 101 МСП, НР 1 мсб, 1984 -85) за время службы в «Вымпеле» участвовал в четырех боевых операциях. Об участии в них подполковника Орлова и пойдет речь.

...В 1984 году в мотострелковых батальонах вводится должность командира взвода разведки - начальника разведки батальона. На эту должность назначают молодого и перспективного Орлова. И он с усердием и интересом выполняет боевые задачи по предназначению в зоне ответственности от Герата до Турагунди...

 

 У выпускника Военной академии имени М.В. Фрунзе майора Орлова открывались блестящие перспективы - его брали в Главное оперативное управление Генерального штаба. Полковничья должность, практически стопроцентный шанс поступления в обозримом будущем в Военную академию Генштаба, по окончании которой любой полковник - без пяти минут генерал...
     Однако незадолго до выпуска появился еще один вариант продолжения службы. Его предложил Алексею и еще одному офицеру из числа выпускников-фрунзевцев 1993 года кадровик Группы специального назначения «Вымпел». Что заинтересовало сотрудника отдела кадров «Вымпела» в личном деле Орлова?
     Родом Алексей из Свердловской области. Значит, скорее всего, характер у парня твердый - такого с пути не собьешь, от намеченной цели он не отступится. Дальнейшие эпизоды биографии не раз подтверждали это.
     Уже в 1975 году Орлов надел первые в своей жизни погоны в стенах Свердловского суворовского училища. В 1977-м по его окончании стал кремлевским курсантом, поступив в Московское ВОКУ. Лейтенантская служба началась неподалеку - в Алабино, где тогда дислоцировалась Таманская дивизия. Через некоторое время лейтенанта Орлова перевели в часть, которая стояла в Москве.

Группа получила название «Вымпел» по ассоциации с адмиральским брейд-вымпелом на мачте благодаря тому, что первым ее командиром стал Герой Советского Союза капитан 1 ранга Эвальд Козлов (участник штурма дворца Амина).

  Но вряд ли эти перемещения привлекли внимание кадровика из «Вымпела». Конечно, при изучении личного дела мелочей быть не может, ведь незначительная на первый взгляд деталь способна порою чрезвычайно точно указать на ту или иную черту характера человека, его способности, мотивы поступков и т.д. Тем не менее гораздо более интересными стали следующие строчки послужного списка офицера - афганские.
     В мае 1983-го Орлова направляют в Афганистан, где он год командует мотострелковым взводом. В 1984 году в мотострелковых батальонах вводится должность командира взвода разведки - начальника разведки батальона. На эту должность назначают молодого и перспективного Орлова. И он с усердием и интересом выполняет боевые задачи по предназначению в зоне ответственности от Герата до Торагунди.
     Здесь разведчика ранили в ногу. Это было не последнее ранение, но тогда Алексей этого, конечно же, не предполагал. Он просто радовался тому, что кость не задета, шел в госпитале на поправку. И, конечно же, не собирался оставлять службу. Вот из этих фактов биографии кадровик вполне мог сделать однозначный вывод: Орлов - боец настоящий, свои боевые награды - орден Красной Звезды и медаль «За боевые заслуги» - получил за конкретную боевую работу, за смелость и профессиональное мастерство.
     Период службы в Германии, куда старший лейтенант Орлов приехал из Афганистана по замене, ничем особенным не выделялся. Алексей попал в Дрезден, где командовал ротой, затем был начальником штаба батальона. С этой должности в 1990 году поступил в Военную академию имени М.В. Фрунзе.
     В общем, кадровик из спецназа органов безопасности, изучив документы и побеседовав с Алексеем, пригласил его на базу.
     В то время у Группы «В» была уже новая база. Орлова она, можно сказать, сразила наповал своим совершенством, как только ему дали возможность ее посмотреть. Здесь было все необходимое и при этом лучшее, что на тот момент времени могла предложить промышленность.
     Встретил Орлова и его товарища начальник отдела Валерий Круглов. Валерий Александрович рассказал офицерам, чем им предстоит заниматься. Поскольку Орлов к тому времени был уже не молодым-зеленым лейтенантом, примерное представление о специфике деятельности спецназа органов безопасности у него уже имелось. Предстоящая работа показалась очень интересной. И подававший большие надежды в системе Минобороны выпускник Военной академии имени М.В. Фрунзе Орлов отказывается от полковничьей должности в Генштабе - идет на майорскую должность старшего оперуполномоченного в боевой отдел «Вымпела». Он и сейчас, спустя годы, об этом ничуть не жалеет. Тем более что через год там, в Группе «В», он уже был на полковничьей должности.
     Итак, 24 августа 1993 году у Группы «В» в лице майора Орлова появился новый сотрудник - в этот день он прибыл к новому месту службы на базу «Вымпела».
     Служба в «Вымпеле» у всех начинается одинаково - с интенсивных занятий, тренировок, учений... Алексей только-только начал постигать тонкости агентурно-оперативной работы за границей, как Группе была поставлена боевая задача внутри страны. Так что первым заданием, которое Орлову в составе «Вымпела» пришлось выполнять, стал вход в Белый дом 3-4 октября 1993 году. От всего тогда происходившего у Алексея Константиновича осталось не самое приятное впечатление.
     - Тяжело все это было, - вспоминает он. - Тогда убили Гену Сергеева, который буквально накануне был переведен из «Вымпела» в «Альфу». Никто до конца так и не разобрался, кто тогда стрелял и из каких намерений.
     Орлов в составе группы под руководством начальника отдела прошел к Белому дому, зашел в крайний левый подъезд и стал вместе с другими сотрудниками «Вымпела» выводить людей.
     - Людей было много, - вспоминает Алексей Константинович. - Я там даже ребенка видел лет десяти.
     Никакой стрельбы, по словам Алексея, вначале не было - из танков начали бить по окнам позже. Руководители Верховного Совета выходили из другого подъезда, поэтому Орлов вблизи их не видел. А их тогда рассадили по автобусам и развезли по известным теперь адресам: в Лефортово и т.д. Обычных людей просто выводили из здания и отпускали. Дальше - на рубеже зоопарка и станции метро «Краснопресненская» - стояла милиция...
     - После тех трагических событий, - вспоминает Орлов, - Борис Ельцин 25 января 1994 года подписал указ о передаче спецподразделения «Вымпел» в МВД. В Министерстве внутренних дел Группу заставили сменить название.
     После событий октября 1993-го Валерий Александрович Круглов, который был начальником отдела у Орлова, стал заместителем командира группы, а чуть позже возглавил группу - уже в составе МВД.
     - Круглов правильно сделал, что согласился, - и сейчас убежден Алексей Константинович. - Если бы не он, то все, что осталось от группы, ушло бы в милицейское хозяйство и там «растворилось». Заслуга Круглова в том, что он выступил своего рода «амортизатором», сумев сохранить «Вымпел», пусть и под другим названием, в системе МВД, а затем возвратить его в ФСБ - соответствующий указ о передаче нас из МВД в ФСБ Ельцин подписал 28 августа 1995 года. Да и в составе МВД, когда стали выделяться серьезные деньги на экипировку, совершенствование материальной базы, наш отряд «Вега» - такое тогда у него было название - был всем обеспечен.
     Естественно, о подготовке к выполнению возможных разведывательно-диверсионных задач за рубежом речи не велось - перед МВД стоят другие задачи. В 1994 году бойцам «Веги» вовсю пришлось поработать на территории нашей страны. В трех операциях принимал участие и Орлов. 28 мая был захвачен первый автобус с заложниками в Минводах, 28 июня террористы осуществили второй захват и 28 июля - третий.
     Первые две операции прошли как по маслу - без единого выстрела.

 В Группу «В» сначала отбирали лишь офицеров, причем не только из органов КГБ, но и десантников, пограничников, летчиков, моряков, танкистов. Из сотни кандидатов в результате отбора оставалось около десятка человек. Наиболее жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам и знанию иностранных языков. Многие из сотрудников имели по два-три высших образования.

 В третий раз результат оказался иным. Пришлось проводить операцию по штурму вертолета в Минеральных Водах, который был предоставлен террористам по их требованию.
     После уточнения задачи было решено, что на штурм пойдет не «Альфа», а «Вега» и часть СОБРа ГУБОП МВД.
     Поскольку ребятам из «Веги» и СОБРа предстояло действовать сводной группой, они приступили к совместным тренировкам.
     - Взяли такой же вертолет, распределились по номерам расчета, потренировались, кому что предстоит выполнить в ходе штурма, - вспоминает Алексей Константинович. - Тогда еще нам было неизвестно, кто именно пойдет на штурм - мы или «Альфа». После того как руководство приняло решение о том, что идти нам, мы подобрались незаметно к вертолету. Когда террористы с заложниками пересели в вертолет Ми-8, мы выстроились в боевой порядок и по команде пошли на штурм...
     В теории сотрудник элитного спецназа должен предугадывать любой шаг противника, всегда опережать его хотя бы на секунду, на один ход, на шаг. Он должен безошибочно ориентироваться в быстро меняющейся обстановке, мгновенно принимать единственно верные решения... Наши спецназовцы в жизни все это умеют. Однако в реальных спецоперациях могут быть такие повороты, которые предусмотреть практически невозможно. Ну как можно было предположить, что один из вертолетчиков решится в момент штурма оказать помощь спецназу? Да, летчик проявил недюжинную храбрость, открыл дверь кабины и из табельного оружия застрелил одного из террористов. Но отвлек внимание спецназовцев, закричав им, что он летчик, чтобы они в него не стреляли.
     Подполковник Орлов отвлекся на секунду, не больше. За это время террорист, с которым вел борьбу наш спецназовец, сумел произвести выстрел в ногу сотруднику «Веги».
     Этот офицер входил в вертолет перед Орловым. В вертолете он увидел террориста, готового взорвать гранату Ф-1, вступил с ним в схватку, чтобы не дать возможности привести ее в действие. Подполковник схватил гранату двумя руками, прижал изо всех сил спусковой рычаг к ее корпусу... Выхватить гранату из железных рук офицера у террориста сил не хватало, он продолжал держать ее одной рукой; вторая рука была у него свободна. Наш спецназовец был в шлеме, бронежилете, поэтому террорист выстрелил ему в ногу. Попал в кость, от страшной боли наступил шок, офицер «Веги» выпустил гранату из рук. Бандит успел выскочить и бросить гранату в салон вертолета. От взрыва погибли люди, загорелись топливные баки. Четверо спецназовцев получили серьезные ранения.
     Этот эпизод подполковник Орлов впоследствии мысленно прокручивал много раз. Если бы не инициатива пилота, на которого Алексей отвлекся, то он бы успел прийти на помощь товарищу и не дал бы террористу выстрелить. Тогда исход дела был бы иным.

За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, десяти сотрудникам Управления «В» присвоено звание Герой России (шестерым - посмертно).

Алексей, как и остальные участники штурма, был в бронежилете и шлеме с бронестеклом. Сейчас именно эти спасшие жизнь подполковнику Орлову средства защиты со следами от осколков находятся в музее Управления «В» Центра специального назначения ФСБ России. Но все равно ранение оказалось тяжелым, и целых полгода медики делали все возможное, чтобы вернуть офицера в строй.
     Сильно пострадал тогда и один из сотрудников СОБРа. Хотя врачи свое дело потом сделали профессионально, и он продолжил службу, получил со временем звание полковник. Служит и по сей день.
     - Перед той операцией я уже был назначен начальником направления и после лечения вернулся к исполнению служебных обязанностей, - рассказывает Алексей Константинович. - А в 1996 году, имея 22 года выслуги в льготном исчислении, принял решение уволиться.
     Участие в боевых операциях 1993 и 1994 годов, по мнению подполковника запаса Орлова, награжденного за 1994-й орденом Мужества, отнюдь не является основанием давать советы или какие-то рекомендации нынешним сотрудникам Управления «В» с точки зрения тактики действий.
     - Начиная с контртеррористической операции в Чечне, сотрудники «Вымпела» постоянно привлекаются к боевым операциям на Кавказе. Поэтому давать какие-то советы очень некорректно. Как говорится, «не стоит мнить себя Наполеоном, видя бой со стороны». Тем более что сейчас в Управлении «В» настолько великолепно все отработано, настолько улучшились и материальная база, и качество профессиональной подготовки, что любые мои советы просто неуместны. К действующим сотрудникам я могу только обратиться с пожеланием: возвращаться с заданий всегда в полном составе, с победой и без потерь.

Сотрудники «Вымпела» выполняли задачи наблюдателей и советнические функции в целом ряде стран Африки, Азии и Латинской Америки, в том числе в Анголе, Мозамбике, Никарагуа, Сирии, Вьетнаме, на Кубе. Там же они перенимали опыт коллег из спецподразделений других стран.

После увольнения Алексей Константинович сразу нашел работу благодаря ветеранской организации Группы «Вымпел». Некоторое время трудился в одном из банков заместителем начальника управления кассовых операций, а затем стал учредителем одной из компаний, в названии которой присутствует слово «Вымпел». В ней работают почти 120 человек, и, несмотря на кризис, компания, занимающаяся предоставлением охранных услуг и недвижимостью, уверенно держится на плаву.
     Не прерывается у Орлова и связь с Управлением «В» ЦСН ФСБ - его в числе других ветеранов Группы «Вымпел» командование регулярно приглашает в расположение Управления. Вот и 19 августа ветераны и действующие сотрудники непременно соберутся на базе «Вымпела», чтобы увидеть друг друга, вспомнить былое, помолчать, поднимая третий тост...
     - Интересное совпадение: Группа «Вымпел» была образована на яблочный Спас, - замечает Алексей Константинович. - Спас - от слова спасти. Вот мы и спасаем - не только заложников, но по большому счету и страну. Благодаря таким группам, как «Альфа», «Вымпел», «Витязь», «Русь», был сбит тот вал терроризма, который чуть не захлестнул Россию, и у нас не повторился югославский сценарий.

Справка.
     19 августа 1981 г. состоялось закрытое заседание высшего руководства Советского Союза, на котором было принято решение о создании в Комитете государственной безопасности СССР специального подразделения, предназначенного для выполнения разведывательно-диверсионных задач за пределами страны в особый период. Этот день стал началом героической истории Группы специального назначения «Вымпел» (в настоящее время - Управление «В» Центра специального назначения ФСБ России).
     Многие эпизоды славного боевого и агентурно-оперативного прошлого «Вымпела» до сих пор за семью печатями. Иначе и быть не может, ведь это подразделение, рожденное в недрах нелегальной разведки, всегда работало под грифом «Совершенно секретно».
     В то же время есть в его летописи и широко известные страницы - в годы обострения террористической угрозы сотрудникам «Вымпела» пришлось участвовать в операциях по нейтрализации террористов и освобождению заложников в Минеральных Водах, Буденновске, Первомайском, других точках Северного Кавказа.
     В перечне героических дел «Вымпела» особняком стоят две специальные операции последних лет по освобождению заложников, захваченных террористами: 26 октября 2002 г. в Театральном центре на Дубровке (Москва) и 3 сентября 2004 г. в здании школы г. Беслан (Республика Северная Осетия - Алания). В ходе этих операций сотни человеческих жизней удалось спасти, а извергов-террористов - уничтожить.
     За период существования группы ее офицеры выполняли боевые задачи в самых разных «горячих точках» на территории бывшего СССР. С 1998 года Управление «В» принимало участие в контртеррористической операции на Северном Кавказе.

 http://old.redstar.ru/2009/08/19_08/1_08.html

Вернуться к списку новостей

Оставить отзыв

Ваше имя:
E-mail:
Сообщение:
Введите символы с картинки: This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)